Андреевская церковь (Андреевский спуск, 23).

6

В XVIII веке в Киеве было сооружено одно из выдающихся созданий гениального архитектора Ф.-Б. Растрелли — Андреевская церковь (Андреевский спуск, 23).
Чтобы увидеть ее, нужно пройти по Владимирской улице до обрыва Старокиевских гор, возвышающихся над Подолом. Здесь, на небольшом выступе горы, как бы на высоком пьедестале, возвышается изящная церковь.
Андреевский храм построен на месте бывшей здесь ранее деревянной церкви, которая в 1724 году «от великих ветров развалилася». Он был заложен в 1744 году, во время пребывания императрицы Елизаветы в Киеве. его было поручено составить архитектору Шеделю. Но представленный им в 1745 году в Петербурге чертеж был отклонен, а новый был заказан любимцу императрицы архитектору Растрелли. Сохранившийся единственный план Шеделя не дает возможности судить об архитектуре храма; по нему можно только видеть, что церковь была крестчатая и, вероятно, с традиционным украинским пятиглавием.


Проект Растрелли

В 1747 году проект Растрелли был принят, а строительство поручено видному архитектору, помощнику Растрелли-Ивану Мичурину, который осенью 1747 года прибыл в Киев. В 1749 году главный объем здания был построен на высоту карниза, а в 1752 году строительство вчерне было закончено. К 1753 году были изготовлены надпрестольная сень, кафедра для проповедей, а также иконостас, сделанный в Петербурге по проекту Растрелли. На протяжении 1752- 1755 годов русский художник Алексей Антропов и украинский художник Григорий Левицкий, отец известного художника Д. Г. Левицкого, писали иконы для иконостаса. Однако внутренняя отделка самого храма затянулась, и он был освящен только в 1767 году.
Андреевская церковь не раз ремонтировалась; но ее облик существенно не менялся, за исключением покрытий купола и сводов пространственного креста, которые первоначально были из зеленой муравленой черепицы, а в 1844 году были заменены белой жестью, да формы центрального купола, который после ремонта в 1892 году принял сохранившуюся до сих пор форму. Существующая чугунная лестница, ведущая на площадку, где расположена церковь, была построена в 1844 году. Законченная в 1979 году реставрация совершенно изменила привычный облик этого храма, особенно его купола, маковка, ребра и наличники круглых окон которого теперь обильно украшены рокайльными позолоченными деталями.


Из всех построек Растрелли Андреевская церковь по абсолютным размерам — самое скромное его сооружение, но оно, пожалуй, превосходит все им созданное гармонией общего и частностей, легкостью и грациозностью композиции, своим изяществом, органичной связью с окружающим ландшафтом,
Храм кажется очень величественным, вознесенным на огромную высоту над раскинувшимся внизу Подолом с его четкой сетью прямоугольных кварталов и улиц; он рисуется на фоне зеленых лугов и серебристой ленты Днепра, убегающей к синеющему горизонту.
В плане Андреевская церковь — традиционный для украинской архитектуры крестовый храм с оригинальным пятиглавым завершением, но с той особенностью, что северная и южная ветви креста значительно короче западной и полукруглой алтарной; центральный подкупольный квадрат, таким образом, занимает две трети всей ширины церкви по трансепту. Благодаря этому купол, покоящийся на высоком и широком барабане, доминирует во всей композиции. То, что купол очень большой, а ветви трансепта коротки, вызывало дополнительную конструктивную трудность погашения распора купола. Из этого затруднения Растрелли вышел блестяще, поставив по диагонали в углах квадрата глухие контрфорсы, украшенные с трех сторон парными колоннами и завершенные легкими башенками с декоративными куполами. Этим он придал церкви вид пятикупольного храма с той, однако, разницей, что купола расположены не по осям нефа и трансепта, а по диагоналям между ветвями креста.
Первый ярус здания очень торжествен и наряден. На цоколь почти 3-метровой высоты поставлены колонны и пилястры. Изящные 8-метровой высоты коринфские колонны, собранные в пучки вокруг контрфорсов, и раскрепованные пилястры придают церкви легкость и пластичность.
При общем единстве архитектурного замысла всего храма в каждом его фасаде есть некоторое различие. Восточный фасад отличается полукруглой апсидой с выразительно изогнутым фронтоном. Северный и южный фасады оформлены одинаково: их оси подчеркнуты окнами, расположенными одно над другим. Ось западного фасада акцентирует единственный вход в церковь.
Стройные вертикальные линии Андреевской церкви — колонны контрфорсов и пилястры фасадов — стремительно взлетают ввысь и, перебиваемые карнизом, вновь подхватываются колоннами декоративных башенок и вертикалями пилястр главного купола, затухая в кривых изысканных очертаниях куполов, тающих на фоне неба. Яркий бирюзовый цвет еще более оттеняет изящество и легкость здания. Белые колонны, пилястры, карнизы, позолоченные капители и лепные орнаменты выделяются своей белизной и золотым сиянием на фоне бирюзовых стен.
Подобно внешней архитектуре здания, торжествен и наряден интерьер церкви. Многочисленные раскрепованные пилястры коринфского ордера, позолоченные капители и орнаменты, яркая живопись и позолота иконостаса, обилие света- все вместе поражает величием и красочностью. Короткий неф и еще более короткие ветви трансепта создают единство внутреннего пространства, над которым господствует большой купол. Вертикали пилястр, филенчатых тяг, расположенных на стенах интерьера, подчеркивают и здесь стремление ввысь, легкость и изящество. Широкий барабан купола расчленен спаренными пилястрами, между которыми в два яруса размещены большие и малые круглые окна. Спаренные пилястры барабана, а также тяги купола, сходящиеся в зените, еще более усиливают энергию высотного раскрытия внутреннего пространства. Сочные лепные украшения купола мерцают нежным блеском позолоты и необыкновенно красиво гармонируют с ясным, залитым светом подкупольным пространством.


Главным акцентом в интерьере является трехъярусный иконостас, на ярко-красном фоне которого красиво выделяются позолоченные резьба и скульптура. Тонко исполненные, они прекрасно согласуются с архитектурой. Особенно эффектно вырисовываются каннелированные пилястры первого и второго ярусов. Заслуживают внимания надпрестольная сень, покоящаяся на четырех витых колонках, и проповедницкая кафедра, поддерживаемая двумя также позолоченными фигурами ангелов.
Живопись иконостаса принадлежит к лучшим образцам искусства подобного рода. Религиозные сюжеты являются для художников только поводом для того, чтобы изобразить прекрасный и многокрасочный окружающий мир. В трактовке фигур много движения и экспрессии. Лица святых не аскетические, как в прежние времена, а дышат здоровьем и жизнерадостностью. Великолепен колорит икон, в которых господствуют насыщенные вишнево-красные тона и тона темно-зеленых и синих одежд.
Особенно хорошо написана женщина с длинными русыми косами. На ней яркая клетчатая юбка, напоминающая украинскую плахту, и белая рубаха. С густонасыщенными тонами ее юбки контрастирует светлая одежда девочки, оголенная спина старика и его светлый охристый плащ.
Откуда бы ни смотреть на Андреевскую церковь — вблизи, стоя у самой лестницы, или издали, находясь у западного подножия холма, или с Подола, — отовсюду она воспринимается каждый раз по-новому. Вблизи храм монументален и величествен, снизу и издали в нем поражает легкость и ажурность, его необычайная гармония с ландшафтом.
Четко вырисовывающийся своим силуэтом на фоне южного синего неба, он воспринимается как частица окружающей природы и неотделим от нее. Андреевская церковь настолько органически вошла в киевский ландшафт, что Киев немыслим без нее.

В этом наиболее совершенном и зрелом творении Растрелли в полной мере выявился его гений. Сознательно или интуитивно, он понял особенности украинской архитектуры с присущей ей любовью к легкости, живописности и лиризму — понял и выразил. Вот почему это произведение является жемчужиной украинской архитектуры и по праву считается одним из самых прославленных шедевров архитектурно-художественного наследия Растрелли.