Вторая треть XIX в. была для России временем перехода от мануфактурной формы производства к фабричной, перехода, в основном завершенного до реформы 1861 г. Рост капиталистических отношений сказался на характере застройки городов и на формировании новых типов сооружений. В связи с потребностями растущей промышленности и торговли, с расширением внутреннего рынка стало приобретать все большее значение строительство заводов, фабрик, путей сообщения, мостов и плотин, стимулировавшее прогресс строительной техники, что привело впоследствии к существенным сдвигам в области архитектуры.

Развитие конструкций в гражданских сооружениях в рассматриваемый период опиралось на технические достижения, главным образом, в дорожном строительстве. В этот период был построен ряд деревянных мостов балочных, разнообразных под- косных и арочных систем.

Среди них — арочный мост через р. Вепрж пролетом 78 м, в то время самый большой в мире мост с арками сплошного составного сечения, Веребьинский мост с неразрезными фермами, имевший девять пролетов по 54 м при высоте 49 м над уровнем воды, Мстинский, Волховский и другие на Петербургско-Московской железной дороге. В перекрытиях гражданских зданий применялись разнообразные деревянные конструкции балочного, купольного, башенного типов.

По мере развития металлургии и усовершенствования металлических конструкций дерево в сооружениях с большими пролетами постепенно стало уступать место металлу. Угловые и тавровые прокатные профили появились в 40-х гг., однако лишь к середине XIX в. железные конструкции начали заметно вытеснять чугун, что привело в конечном итоге к радикальному изменению прежних технических решений. С началом сооружения железных дорог перед строителями возник ряд неотложных задач, для решения которых строительная механика не была подготовлена. В этой области сосредоточились изыскания, которые не могли не оказать своего влияния и на развитие теории строительного искусства.

Попытка анализа работы ферм разных схем была сделана в 1838 г. профессором строительной механики М. С. Волковым, а в 40-х гг. Д. И. Журавский разработал первый научный метод расчета сквозных конструкций. Ко второй четверти XIX в. передовая инженерная наука опередила скованную традициями классицизма архитектуру. В строительной практике стал ощущаться разрыв между архитектурными формами и более развитыми конструкциями. Это сказалось и на организации профессионального образования. С 1842 г. строительное училище совершенно отделяется от Академии художеств, где, так же как и в Московском дворцовом архитектурном училище, сосредоточивается подготовка специалистов по «изящной» архитектуре. Высшие технические учебные заведения в России возникли еще в 1810-х гг. Тогда же появился «Урочный реестр по части гражданской архитектуры» и начали выходить специальные технические журналы. Строительные журналы издаются лишь со второй половины XIX в.

Достигшая вершины своего развития стилевая система классицизма еще влияла на формы архитектуры. В то же время технический прогресс в строительстве, а также процесс дифференциации различных типов сооружений, постепенно менявший архитектурный облик зданий, нашли свое отражение в критике классицизма и попытках теоретически обосновать отход от его основных принципов.

В этом отношении интересны мысли, высказанные в фундаментальных трудах по архитектуре, таких как «Учебное руководство к архитектуре» И. Свиязева, книга А. Красовского «Гражданская архитектура».

В первом из них архитектура еще рассматривается как всеобъемлющий вид строительства: она включает в себя фортификацию, кораблестроение, архитектуру гидротехническую, горную и, наконец, гражданскую с ее подразделениями. Но Свиязев уже выделяет особый аспект архитектуры как искусства «изящного». Со сдержанным неодобрением он относится к Возрождению и осторожно вводит принципы эклектики; под сомнение им берутся ордера. А главное, автор высказывает здесь протест против того, что современная архитектура ограничивается подражанием и не стремится к созданию новых форм. Еще дальше идет в этом направлении А. Г. Красовский. Он ясно формулирует обострившиеся противоречия, или «разлад в строении между конструкцией и наружной формой», указывая на отсутствие «архитектурной истины». Разделяя современных ему архитекторов на классиков и романтиков, Красовский называет, кроме того, еще и рационалистов, к которым причисляет и себя. «Направление архитектуры», по его словам, «не должно состоять в исключительном стремлении к одному полезному или одному изящному; основное правило ее есть преобразование одного в другое, т. е. полезного в изящное».

You may also like

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Продолжение