Архитектура жилых и общественных зданий

1006

Домашний способ производства, ремесло и зачаточная мануфактура не требовали возведения особых зданий, отличающихся от обычных хозяйственных построек. Даже выплавка металла производилась в деревянных сараях, как это видно из чертежа 1732 г. с. Деменки на Черниговщине. Вполне понятно, что производственные здания такого рода до нашего времени не сохранились.


Здания жилого и общественного назначения сохранились лишь в небольшом количестве. Они сходны по своей структуре и в большинстве случаев принадлежат к немногочисленным вариантам построек с простым покамерным построением плана. Рядовой жилой — деревянный или каменный — следовал типу обычной сельской «хаты на две половины». Дворы гетманов и старшин состояли из большого количества разного рода хозяйственных построек — сараев, кухни, бани, погреба, конюшни и т. д.

Единственный хорошо сохранившийся памятник жилого строительства, отличающийся декоративным убранством фасадов,— дом Лизогуба в Чернигове. В плане — это слегка вытянутый прямоугольник с соотношением сторон 3:4. Все его четыре фасада решены с одинаковой степенью выразительности — сильный рельеф декора, подчеркнутый светотенью, производит живописное и в то же время монументальное впечатление. покрыто высокой двускатной крышей. Под всем зданием расположен подвал, перекрытый сводами, по высоте равный помещениям основного этажа. Планировочная структура отражена на фасадах широкими пилястрами. Произвольная разбивка оконных проемов — результат позднейших переделок. Можно предположить, что первоначально было двухэтажным или же оно предполагалось быть таким, но почему- то не было достроено. Дом Лизогуба — типичный пример «всефасадности», обычной для украинской архитектуры того времени, по существу одинаковые фасады имеют лишь некоторое различие в прорисовке деталей.

План так называемой Лизогубовской каменицы в Седневе также представляет прямоугольник, но более вытянутых пропорций. Внутренняя повторяет схему «хаты на две половины»: в центре — вход с сенями, по сторонам от них симметрично расположено по два помещения. Здание перекрыто сводами и имеет подвал, повторяющий планировку первого этажа. Ему свойственны оборонные черты, как и многим другим зданиям того времени, в частности небольшому сооружению, именуемому домиком Петра I в Киеве, хорошо сохранившемуся до наших дней. Объемно-планировочная структура этого здания отличается от рассмотренных выше и уникальна в украинской архитектуре. К его основному двухэтажному прямоугольному объему с одной стороны пристроено крыльцо с аркадой во втором этаже, а с другой — две круглые башни, несоразмерно большие по сравнению с домом. Можно допустить, что эта постройка является своеобразной романтической реакцией на существовавшие ранее каменицы — крепости, башни и оборонный характер которых были оправданы исторической ситуацией, а здесь имели скорее чисто декоративный смысл.

Дальнейшим развитием жилых зданий камерного типа являются монастырские кельи. Составленные в ряд жилые комнаты образуют вытянутый, низкий, одноэтажный корпус. Начиная со второй половины XVII в. сооружение таких здании получило широкое распространение — кельи Киево- Печерской лавры, Елецкого и Троицкого монастырей в Чернигове, Введенского в Нежине, Гамалеевского, Домницкого, Рыхловского и многих других монастырей.

В большинстве случаев фасады келейных корпусов очень просты. Они или совсем гладкие, или расчленены редко расставленными пилястрами. Исключением служат три корпуса келий Елецкого монастыря в Чернигове — северный, восточный и юго-западный — древнейшие памятники такого рода. В северных кельях декор ограничен простым кирпичным карнизом, а в восточных — выделены своеобразные наличники, объединяющие по три окна, подчиняя их четкому ритмическому рисунку фасада. Жилые корпуса обычно располагались в линию или «глаголем», как, например, в Гамалеевском, Елецком и Троицком монастырях в Чернигове. Почти всегда внутренние перегородки в них были капитальными, так как каждая комната перекрывалась отдельным сводом.

Простейший вид жилого здания, который можно назвать линейно-камерным, постепенно усложняется, а со временем уступает место более развитым схемам. Длина жилого корпуса сокращается за счет сдвоенного ряда комнат-камер, по концам здания появляются ризалиты с живописными высокими фронтонами.