Большой Каменный мост

В XVII в. украшали парапетом с ширинками и цветными изразцами и такие инженерные сооружения, как «Виноградная» плотина в Измайлове. Такие же парапеты имел Измайловский каменный мост, заканчивавшийся со стороны «государева двора» трехъярусной шатровой проезжей башней.


Большой каменный мост через Москву-реку имел семь арочных пролетов, парапет с ширинками, каменные лавки и башни с запиравшимися на ночь воротами на обоих его концах. Башня со стороны Белого города была невысокой, а со стороны Замоскворечья это была «палата» с шестью проходами внизу, увенчанная двумя шатровыми башнями

Гражданским сооружением были также построенные М. Чоглоковым в 1692— 1695 гг. Сретенские ворота Земляного города, не имевшие в себе ничего оборонительного. В нижнем этаже были прорезаны большие окна, и широкая открытая лестница вела на гульбище второго этажа с невысоким парапетом. В 1695—1698 гг. тем же мастером был надстроен третий этаж для математической и навигационной школы, а в 1698— 1701 гг. — еще три яруса над башней. Положение этого здания в городе, а может быть, и его мемориальное значение объясняют торжественный характер его архитектуры с широкой и пологой лестницей, ступенчатым силуэтом, высокой башней, богатым и строгим убранством фасадов.

Криволинейные восьмискатные покрытия применялись в деревянной архитектуре в виде крещатой бочки на четверике храма. Возможно, что они применялись чаще в деревянных храмах средней Руси, меньших по размерам и более замысловатых по формам, чем северные. Так, церковь села Под- сосенье под Москвой была кубической с широким карнизом-повалом и крещатой бочкой, несшей ярусную шейку. Будучи поставлены одна на другую, крещатые бочки образовывали ярусный верх, какой имела зарисованная в альбоме Пальмквиста церковь Никольского монастыря под Москвой. Аналогичен ярусный верх из четвериков, покрытых простыми восьмискатными крышами, церкви конца XVI в. Ниловой Столобенской пустыни на озере Селигер. Такой верх сохранила церковь в Ши рковом погосте в тех же местах, на озере Пено. Возможно, что и этот тип храма был местным, свойственным району истоков Волги.

В XVII в. широкое распространение благодаря своей живописности получили ярусные верхи из восьмигранных срубов, отрезанные от внутреннего пространства храма потолком или открытые внутрь для освещения здания.