Где в колоссальной территориальной экспозиции почти на равных представлены строительные и дизайнерские идеи и решения, инженерные и ландшафтные системы и произведения монументально-декоративного искусства. И вместе с тем это безусловно архитектурное, в первую голову — градостроительное решение, поскольку все его визуальные компоненты подчинены активному функционально-пространственному началу.

Разумеется, Дефанс не единственный пример гигантских средовых образований. Но большинство других отличается или относительно узкой специализацией (олимпийские или выставочные комплексы, аэропорты), или тем, что выстроены на реконструированных территориях, или — длительностью формирования, т.к. сооружались куда дольше, чем парижское чудо. Но всегда и в их структуре, и в планировочных особенностях так или иначе присутствуют черты, отмеченные в природе их лидера — многоярусность пространственной конструкции и многослойность содержания.

Венский университетский городок  вырос на севере австрийской столицы буквально над подъездными путями и платформами вокзала Франца Иосифа. Сегодня это вытянутый на километр утопающий в садах конгломерат учебных, офисных и лабораторных сооружений, образовавших многоуровневую «крышу» вокзального комплекса. Тихие дворы, оживленная университетская столовая, внутренняя улица, упирающаяся с одной стороны в реконструированное здание теплостанции, шедевр Ф. Хундертвассера, с другой — в вокзальную площадь с ее трамвайно-автобусной суетой. Неожиданное архитектурное «плоскогорье», буквально вознесенное над городскими заботами и даже противопоставленное им.

Совсем иначе выглядит другой пример «города над городом» — лондонский район Барбикан (названный так потому, что здесь сохранились фрагменты построенных еще в III веке городских укреплений, органично вплетенных в ткань современной застройки). Это не остров, а планировочное скопление озелененных террас и переходов над гаражами, проездами и улицами «нижнего города». Террасы соединены между собой и с нижними уровнями мостиками, переходами, лифтами, эскалаторами, реже — «простыми» лестницами. А над ними — конторские небоскребы, обычные многоэтажки, великолепный Музей Города, торговые павильоны. Но все это не отгорожено от окружающих рядовых кварталов, а растворяется в них, образуя непрерывное перетекающее средовое пространство, полное самых разных, но всегда очень «человеческих» ощущений. В основном — уютно-камерных.

You may also like

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Продолжение