Дома в Междуречье

21

Почва равнины Месопотамии состоит из наносных отложений постоянных водных потоков, песка, глины и обломочного материала — галечника, гравия. Песчаные и глинистые отложения совершенно лишены твердых каменных пород, пригодных для строительства. Основным строительным материалом служила глина, тростник, мелкий речной кустарник. Решетки и плетни из тростника и лозы, обмазанные глиной, использовались как ограждающие конструкции домов, каркас состоял из плотных связок тростника.


Население издавна вынуждено было восполнять отсутствие материалов сырцовым кирпичом — саманом, а известь — битумом или земляной смолой, которую добывали в окрестностях Вавилона и в Исе на Евфрате. Кирпичи изготавливали египетским способом: глину смешивали с тростником, формовали в виде высоких плит, ставили клеймо с именем царствующего государя и высушивали на солнце.

Сырой, только что отформованный кирпич, уложенный в стену без раствора, со временем слеживался в монолитную массу. Для просушивания стен большой толщины в них устраивали дренажно-вентиляционные каналы и укрепляли пропитанными битумом плетнями или тростниковыми циновками. Они предохраняли конструкции от влаги и почвенных солей. Использование битума значительно повысило прочность кирпичной стены. Смесь глины и битума создавала каменную непроницаемость, но все же не гарантировала долговечность дома. Он требовал постоянного ремонта, и когда приходил в негодность, его полностью сносили, разравнивали площадку и строили новый . Битум не только укреплял кладку, но и защищал стены и деревянную облицовку от муравьев и других насекомых. Кроме глины в смесь с битумом добавляли обыкновенную золу. Битум применялся также для отделки стен, изразцовой кладки и устройства асфальтовых полов.

В Междуречье возводили зубчатые стены. Зубчатый в плане профиль стены имел не столько декоративное назначение, сколько позволял облегчить кладку без потери прочности, а также избежать перегрева стены сочетанием освещенных и затененных участков. Как облицовочный материал и для цокольных этажей здания, которым угрожала сырость, применяли обожженный кирпич. Дерево местной породы — пальма и привозные сосна, кедр и кипарис ценились очень высоко и в основном применялись для перекрытий, дверей, окон и их отделки. Деревянные двери считали большим богатством и движимым имуществом. Камень, как и дерево, был привозным и использовался в редких случаях для отделки.

Нехватка камня и дерева привела шумеров к изобретению новых перекрытий. Наряду с балочными перекрытиями из стволов пальмы, которые позволяли с вязаным из тростника каркасом перекрывать только небольшие пролеты (3-4 м), часто устраивалось сводчатое перекрытие из сырцового кирпича: такими сводами перекрывали внутреннее пространствожилых домов. В целом ограниченные возможности перекрытий приводили к тоннелеобразным конструкциям помещений. Только во дворцах перекрытия были большими (7-10 м) и делались из привозного ливанского кедра. Деревянные балки использовали для устройства плоской кровли и междуэтажных перекрытий. Крыша всегда была плоской и держалась на пальмовых стволах и стенах. В своей основе крыша была тростниковая и глиняная, поэтому после дождя ее приходилось ремонтировать. Под отвесными лучами солнца крыша быстро нагревалась, поэтому толстый земляной накат засевали травой. Испарение слегка охлаждало дом. Крышу затеняли навесы, над домами возводили глиняные купола вытянутого силуэта. Все это усиливало воздухообмен в жилище.

По своей конструкции шумерские дома были очень похожи на египетские и состояли из двора, застроенного по периметру жилыми помещениями, над которыми шла галерея с плоской крышей. Однако воинственный уклад жизни шумеров и ассирийцев отложил отпечаток на жилую архитектуру: они ценили солидность, массивность, толстые стены и крупные формы. Фасады домов штукатурили, отделывали для прочности пилястрами, вдоль крыши шел зубчатый карниз. По краю крыши проходил парапет с треугольными, квадратными и уступчатыми зубцами. Проемы в доме были настоящими бойницами.

На улицу дом выходил белеными глухими стенами, более богатые дома до второго этажа были выложены обожженным кирпичом. Чем меньше рядов обожженного кирпича внизу, тем менее состоятелен был хозяин дома. Подобная отделка имела и практическую пользу: ряды плитки или кирпича предохраняли дом от разлива, когда весенние дожди превращали улицы в потоки грязи.

Шумерский дом чаще всего был одноэтажным, но иногда строили и второй этаж. Он имел цвет сырцового кирпича — серо-желтый. У очень обеспеченных людей второй этаж делали из дерева, он крепился на деревянных колоннах. Все помещения выходили во внутренний двор. По периметру двора тянулись деревянные галереи, обращенные во двор. Над жилыми помещениями на крышах строили террасы на кирпичных столбах: они защищали от прямых лучей солнца. Террасы покрывали слоем земли и засаживали растениями.

Из-за тесноты застройки стены соседних домов примыкали друг к другу. От солнечного перегрева дом защищали толстые, часто двойные стены. Площадь теплоотдачи увеличивала сотовидная облицовка стен небольшими глиняными трубками, открытыми отверстиями наружу. Простая входная дверь, очень узкая и низкая, была выкрашена в красный цвет от защиты от злых духов. Со стороны улицы дома имели несколько ступенек, спускавшихся к входу в дом, так как уровень улицы был выше из-за отходов строительных материалов, бытовых отбросов, грязи и наносного ветром песка и пыли.

В Междуречье было принято, чтобы входная дверь была совсем незаметной, иначе ее разрушат или утащат. Открывалась дверь внутрь. Входящий попадал в прихожую, где стоял кувшин с водой для омовения ног и рук и хранился инвентарь. Через другую дверь гости попадали на внутренний двор. На двери, ведущей во двор, укрепляли оберег от злых духов — апотропей. Обычно это была фигурка демона.

В середине внутреннего дворика находился бассейн — небольшое углубление с водой. Сам двор был ниже пола в доме. Дворы мостили обожженным кирпичом и устраивали наклон к центру.

Именно там находилось отверстие водостока. Если грунтовые воды были близко, в центре двора строили колодец. Для отвода дождевой воды и канализации служила система труб и дренажных колодцев, которая вела из двора на улицу и там соединялась с каналами и водостоками. Только у очень богатых домовладельцев во дворе росли два или три пальмовых дерева, в целом же зелени в городах было крайне мало. Деревья росли только по берегам рек.

Жилые дома строили всегда по одной и той же схеме, отработанной веками. Главные помещения дома всегда располагались на южной стороне двора и были обращены к северу своими проемами. Через двор освещались и проветривались все помещения дома. Крыша центрального помещения была выше всех остальных, за счет этого вверху были отверстия вместо окон. В южной части Двуречья, в частности, в Вавилоне, очаг устраивали во дворе. На севере Междуречья очаг делали в глинобитном полу дома, так как он обогревал жилье. Он был центром дома и имел отверстие для дыма.

Дом четко делился на жилую и хозяйственную части. Семья могла занимать нижние или верхние этажи южной части дома, двери и окна которой выходили на прохладную северную сторону и были защищены от зноя. Окна представляли собой узкие вентиляционные отверстия или отдушины под потолком, напоминающие щели. Они прикрывались камышовой или керамической решеткой. Со двора планировали вход в кухню с врытым в землю очагом из кирпича и кладовую. Для хранения припасов служили большие наполовину закопанные в землю глиняные сосуды.

Напротив выхода из прихожей обязательно располагалась дверь в парадную комнату, где проходили торжества и прием гостей. Рядом с ней находилась умывальная, где мыли руки и лицо с речным песком, золой и мылящимися растениями. Под лестницами на галерее находилась уборная с высоким сидением и отверстием в полу. Нечистоты по дренажным трубам выводились прямо на улицу. На первом этаже была также и ванная комната с глиняной терракотовой ванной, наполовину врытой в землю и обмазанной битумом. Полы в ванной и уборной тоже были из битума. Через парадную комнату можно было попасть во второй малый дворик под навесом: здесь находился домашний алтарь и посторонних сюда не пускали.

В спальные комнаты поднимались по приставной деревянной лестнице, которая вела на деревянную балюстраду галерей, окаймлявших дом. Верхний второй этаж, который называли ругбум, по площади всегда был меньше первого. Отступая внутрь, он как бы образовывал уступы: получался дом в виде пирамиды. На втором этаже находились помещения женской половины. Оттуда лестница вела на крышу. На ней спали, сушили финики, выращивали овощи.

Внутренняя отделка дома была довольно примитивной. Полы делали из каменных или керамических плите орнаментом и надписями. Но чаще в домах пол был глинобитный: из толченого мрамора или алебастра с последующим обмазыванием глиной и штукатуркой. Стены обмазывали глиной и белили, затем покрывали ярким узором с использованием черного, белого, синего и красного цветов. Стены украшали рельефами из доступных пород камня, шерстяными тканями и коврами с вышивками с преобладанием пурпурного и желтого цветов. Кипарисовые двери обивали бронзой.

ШУМЕРСКАЯ МЕБЕЛЬ И УТВАРЬ

Поскольку дерево было весьма дорогим материалом, то для изготовления мебели и утвари активно использовали тростник. Из него плели ложа, низкие табуретки, скамеечки и даже сундуки. Только в богатых домах мебель была деревянной. Но и она была очень простой и конструктивной, основанной на геометрическом сочетании вертикальных несущих ножек и горизонтальных стоек, или царг. Опоры и перекладины, располагающиеся под прямым углом, были практически лишены мягких линий. Другая характерная черта шумерской мебели — ее массивность и грубость фактуры дерева. Все это тщательно скрывали под декором из металлических накладок — листами, фурнитурой, кольцами, пуговицами и металлическими деталями креплений. Бронзовая и медная чеканка выполнялась особенно тщательно. Мебель также имела точеные деревянные детали, изготовленные токарным способом.

Столы имели простую форму: столешницу ставили на треножник.

Столы с прямыми ножками дополняли металлическими деталями. Мебель для сидения была массивной, с ножками в виде звериных лап, которые жгут в светильниках вместо масла», опирались на каблучки в виде шишек пинии. Даже небогатые шумеры часто делали прямые подставки для ножек для увеличения высоты изделия. Сидения бывали плетеными, кожаными, покрывались дорогими тканями и украшались бахромой и кистями. Текстиль вообще активно использовали для отделки мебели. Подушки обивали змеиной кожей, тканями с узорами и бахромой.

В среднем жилище всегда имелись табуреты и стулья с плетеными сидениями и декоративными подушками. Кресла традиционно делались более высокими, чем стулья, их высоту увеличивали с помощью специальных подставок. Боковые элементы кресел выполняли в форме человеческих фигур, поддерживающих на вытянутых руках подлокотники. Именно они и стали прародителями кариатид, атлантов и герм — опор в виде человеческих фигур. Под ноги сидящего в кресле человека ставили скамейку.

Украшали мебель розетками, звездами, волнистой линией, растительными сюжетами — изображением шишек пинии (излюбленный мотив шумеров), веток туи, плодов граната, листьев и цветов, фантастических крылатых быков, львов, голов баранов, птиц и рыб. Сундуки и ящики делили на те, что для одежды, и те, что для драгоценностей. Существовали особые ящики для глиняных табличек и туалетных принадлежностей. Впрочем, все это могли хранить и в сосудах, зарытых в землю в кладовой.

Шумерские кровати были во многом похожи на египетские, однако в Междуречье появилась кровать с балдахином на стойках. Подушки имели форму цилиндра, покрывала украшали тканями и бахромой. Благодаря шумерскому обычаю покрывать все предметы мебели тканями и коврами появились знакомые нам всем скатерти. Стол просто накрыли ковром с бахромой. Красивые узорчатые ассиро-вавилонские ковры высоко ценились.

Недостатка в сосудах не было ни в Вавилоне, ни в Ниневии. Сосуды были глиняными, медными или бронзовыми и служили для хранения и приготовления пищи. Они были круглой формы с одной или двумя ручками. Кроме металлических использовали сосуды из алебастра или стекла яйцевидной формы. Золотые и серебряные вещи имелись только в зажиточных домах.

«Висячие сады» появились в Вавилоне под влиянием высоких ступенчатых башен — зиккуратов, где верхнюю часть башни завершал храм. Нижние платформы по периметру засаживали растениями, устраивая на них ямы, наполненные землей. Знаменитые сады Вавилона размещались на широкой четырехъярусной башне и были разбиты на насыпных террасах, покоящихся на сводах. Своды поддерживали мощные колонны, расположенные внутри каждого этажа. Сами террасы были сложены из массивных каменных глыб.

Этажи садов поднимались уступами и соединялись широкими пологими лестницами, покрытыми розовыми и белыми отшлифованными каменными плитами. Высота этажей достигала около 28 м, благодаря чему растения получали достаточно света. Вся постройка была сквозной. Внутри галерей с колоннами помещались гроты, Сады Семирамиды украшенные цветным кафелем и расписанные фресками. Террасы соединялись витыми лестницами. В толще колонн были скрыты трубы, по которым вода из реки Евфрат насосами поднималась в висячие сады до самой верхней террасы.

Все растения в висячем саду были расположены так, как они росли в горах. Растения низменностей — на нижней террасе, высокогорные — на верхней. Среди зелени были устроены фонтаны, освежавшие воздух. Сад напоминал зеленую цветущую пирамиду, орошаемую фонтанами.

Сады были обращены в сторону прохладного ветра, который дул с северо-запада. Их аромат, тень и прохлада в безлесной равнинной Вавилонии в душном и знойном восточном городе казались жителям настоящим чудом. Каждый вавилонянин мечтал о небольшом маленьком садике на территории своей усадьбы, но многие были этого лишены. Висячие сады были разрушены мощными наводнениями, которые подмыли кирпичный фундамент колонн, и платформы обрушились на землю.