Дворцы Штакеншнейдера

Во дворцах Штакеншнейдера усадебная схема уже теряет всякое значение. Они все различны по основному приему планировки, что обусловлено рядом причин. С одной стороны, возрастает влияние условий стесненного городского участка, диктующих ряд приемов, как, например, устройство внутренних дворов, а с другой — свобода выбора приемов и форм из любой эпохи, отличающая эклектическое направление архитектуры.


Так, например, во дворце Белосельских-Белозерских на углу Невского проспекта и набережной Фонтанки внутренние дворы имеют различную величину и неправильные очертания, а парадные помещения, расположенные вдоль уличного фронта, образуют отдельные группы регулярной планировки среди мелких второстепенных комнат и коридоров иногда случайной формы. Если в зданиях классицизма хозяйственные и подсобные помещения включались в единую систему композиции, то здесь они архитектурно не упорядочены и составляют как бы черновую половину дома. Этот план никак не связан с барочными формами фасадов и интерьеров.

В Николаевском дворце, занимающем часть квартала между Галерной и Конногвардейским бульваром и не стесненном примыкающими постройками, еще яснее выявляются приемы планировки дворца, распространенные в середине века. По плотности застройки участка и малым размерам внутренних дворов дворец соперничает с доходным домом. Компактный, симметричный план здания напоминает план Нового Эрмитажа с расположением помещений вокруг внутренних дворов и центральной парадной лестницей. Типичны для этого времени и обработанные тремя ярусами пилястров фасады, особенно главный, с боковыми ризалитами и заглубленной центральной частью, с сильно выступающим портиком входа, поддерживающим балкон второго этажа. Перенасыщенный деталями и монотонный по композиции дворец имеет облик административного казенного здания.

много строил в Петергофе — летней резиденции Николая I. Построенные им здесь виллы, выполненные в различных «стилях» и разбросанные среди «естественной» природы, небольшие по размерам, асимметричные, с живописной группировкой объемов, отражают проникновение в дворцовую архитектуру буржуазного стремления к уюту и комфорту. Одна из самых крупных построек Штакеншнейдера в Петергофе — Бельведер на Бабьегонских высотах, более строгий и монументальный по архитектуре с симметричным объемом и большой наружной парадной лестницей. Но «стилем», который определил облик Петергофа рассматриваемого времени, была готика, представленная здесь в различной манере стилизации — от сравнительно небольшой виллы, как, например, Коттедж, в парке Александрия до больших монументальных зданий, таких, как Дворцовые конюшни или вокзал.