Городской интерьер

695

В городском интерьере, как правило, идея относится к пространственной структуре сооружения — площади или улицы — в целом, тогда как темы — это отдельные уголки площади, отдельные здания, трактовка элементов заполнения или поверхности планшета и ограждений.

Идея Дворцовой площади в Ленинграде — контраст парадного фронта Зимнего дворца и мягкого полукружия стоящих напротив министерств, хотя самый выразительный элемент пространства — арка Главного штаба, обрамленная колоннадами, украшенная богатым скульптурным декором, увенчанная символической колесницей Победы, — находится на их стороне . Размещение активнейшей темы площади на оси «второстепенной» для данного пространства дуги, противостоящей ядру композиции, Зимнему — гениальная находка К. . Контраст закреплен противопоставлением других тем площади: ампирный, небольшого рельефа мотив стены министерских корпусов подчеркивает и пышную пластику раскреповок Дворца с его строем двухъярусных колонн, и мощные контуры арки.


«Тема» не обязательно связана только с фасадами и объемами архитектурных сооружений — она может означать и пространственные единицы. Сквер около банка на площади Свободы в г. Владимире — самостоятельная тема ее общей пространственной структуры, в свою очередь, состоящая из отдельных тем фасадов банка, памятника, чугунной ограды сквера, цветников и мощений, объединенных идеей концентрации около памятника.

Часто отдельный мотив (тема) композиции, будучи в ансамбле одним из слагаемых, для самого элемента составляет его принцип, идею: пластика Зимнего дворца следует порядку анфиладности его торжественных залов; арка Главного штаба, превратившая в монолит отдельные объемы министерств, — оригинальное пространственное решение выхода улицы на площадь; ограда, зелень, цветники сквера на площади Свободы окружают, выделяют фигуру памятника.

Диапектичность понятий «тема» и «идея» — одна из причин их частой подмены при анализе архитектурных произведений, хотя описывают они явления разного для данной композиции уровня. Другая причина — привычное для слуха понимание слов «идея», «тема» как эмоционального или смыслового содержания («гуманистичность», «легкость», «строгость»), которое даже в специальных работах заслоняет архитектурную специфику этих терминов, выставляя вперед очень важную, но далеко не единственную литературно-информационную их сторону. В архитектуре и идея, и тема — изобразительны, а не описательны. Их нельзя передать текстом, пересказом, но обязательно надо увидеть. Сообщение о том, что тема Колизея в Риме — многоярусная аркада — мало что говорит зрителю, поскольку тот же прием — у Гардского моста в Ниме, собора св. Марка в Венеции и т.д. Индивидуализируют тему размеры, , очертания и множество других особенностей, передать которые может только натура, рисунок, чертеж или другое изображение. Хотя, как указывает М.Г. Бархин (1906-1988), «несмотря на то, что «тема» относится к категории формы, она, как диалектическая категория, одновременно и бесспорно содержательна, и ее надо понимать как специфику данного искусства, как построение пространства и формы с определенной целью».

Вот почему завершение работы над произведением зодчества приводит к появлению архитектурного образа, в котором неразрывно сливаются возникшие объективно и созданные фантазией художника черты, где принципиальная пространственно-тектоническая основа — идея — продолжена, поддержана всей системой развивающих ее тем.

Возникновение архитектурного образа не всегда требует воплощения в строительстве. Реализация творческих предложений может осуществиться в рамках проектных материалов — макетов, чертежей, что показывает история довоенного конкурса на Дворца Советов в Москве. Изображения принятого к строительству проекта надолго стали символом архитектурной мысли советских зодчих, отдельные его черты неоднократно воплощались в реальных постройках. Например, принцип «вырастания» многоярусной вертикальной композиции из городской среды, по-своему повторенный в серии высотных зданий Москвы, или тема пилонов («лопаток»), усиливающих стройность объемов Дворца и ставшая прототипом фасадных решений многих общественных сооружений страны.

Разделение понятий «архитектурная идея» и «архитектурная тема» значительно облегчает анализ структуры архитектурных произведений, описание процесса их проектирования, придает четкость методическим рекомендациям по организации творческого процесса в зодчестве. Оно делает понятным, почему идея — основа замысла — всегда интуитивно увязана в сознании зодчего с масштабом будущего сооружения (размер, форма, главные пространственные членения), с некоторыми особенностями распределения ведущих и второстепенных компонентов в композиции, но в меньшей степени — с представлениями о ее деталях — они отражены в архитектурных темах. Развитие, детализация эмоционально-художественных ощущений, намеченных в идее, доведение их до прямого архитектурного изображении — темы — и составляет суть профессиональной деятельности архитектора, обычно скрытую в творческой лаборатории зодчего за множеством промежуточных эскизов и вариантов окончательного решения .