Для сравнительно узкого (пропорции сечения 1:1) проспекта Калинина, с его крупными энергичными членениями силуэта и единым из-за высотной обстройки пространством доминируют в секторе зрения между 14° и 45° объемы формирующих улицу зданий, а на уровне нормального человеческого взгляда (от 0°до 30°) разнообразные средства информации: витрины, указатели, рекламы.

Улица Разина, этот своеобразный городской музей перед окнами огромной гостиницы, расчленена по вертикали рельефом на две пространственные полосы. Она имеет «лежачие» пропорции разреза 1:3 и содержит как бы два архитектурных масштаба: равномерно члененные фасады гостиницы и противоположной стороны улицы и живописный строй стоящих между ними архитектурных памятников. Здесь главной темой верхнего яруса восприятия стали характерные силуэты и богатая деталировка исторических сооружений, а на уровне нормального взгляда — великолепные панорамы, замыкающие изломы осей движения.

Расчлененное на четыре полосы движения пространство Тверского бульвара по верхней зоне почти целиком подчинено ландшафтным компонентам — дробному живому ритму высокой зелени, а по нижнему — гораздо более крупному шагу элементов благоустройства, сконцентрированных в чередующиеся через 50… 100 м характерные площадки: около выходов на бульвар, для отдыха взрослых и детей. Разнородные ограждения бульвара играют подчиненную в общей композиции роль, только обозначая контуры широкого (с отношением 1:5), просторного по ощущению пространства.

Приведенный анализ показывает существование разных рядов соподчинения не только в разных пространствах, но даже в разных местах одного и того же пространства, и убедительно свидетельствует о допустимости самых неожиданных вариантов этих соподчинений.

Выбор доминирующих для данного городского интерьера архитектурно-планировочных форм осложняется тем, что в зависимости от местных условий реализация проектного замысла может начаться с любых объектов и долгое время подчиняться им, оставаясь в целом неопределенной.

Масштаб центра Свердловска (Екатеринбурга) столетиями формировался системой ландшафтно-инженерных решений: городской пруд с невысокими особняками на его берегах, плотина пруда, по которой пролегала главная улица. Но сейчас резко растет этажность зданий центра и акценты могут перемениться: главным станет величественная панорама набережной около нового Дома Советов и городского театра .

Почти сорок лет меняются ролями произведения монументально-декоративного искусства и застройка в ансамбле центра Волгограда . Сначала были воздвигнуты колоннады Пропилей у набережной, положившие начало комплексу, потом ведущая роль перешла к корпусам, образовавшим Аллею Героев; сегодня завершающая ее главная площадь фокусируется обелиском «Борцам за власть Советов». А по плану «держать» пространство центра будет высотный объем проектируемого Дома Советов, т.е. снова — первая группа архитектурно-планировочных средств.

Таким образом, элемент любой из групп архитектурно-планировочных средств может стать во главе их иерархии, уступая при необходимости на разных этапах существования городского интерьера свою роль другим формам или сооружениям. Жестких законов отбора ведущих средств нет, он определяется конкретной градостроительной ситуацией, реальными техническими или экономическими возможностями, силой социальных запросов времени. Но особую роль играют здесь профессиональное мастерство, изобретательность и творческая воля проектировщика — в том лабиринте условий и задач, которые ставит перед ним общество, всегда можно найти равнозначные для других, но оптимальные для автора варианты, достигая реальных при заданных условиях личных художественных целей.

Гибкость распределения ведущих ролей среди материально-физических компонентов городской среды не означает отсутствия иерархии их отношений вообще — просто она должна рассматриваться не как догматический порядок, а как свободно развивающаяся система, чуткая к колебаниям градостроительной конъюнктуры. Причем в любом варианте сочетаний разных архитектурно-планировочных средств можно проследить его обязательную подчиненность более высокому фактору формирования городской среды — общему композиционному замыслу.

Иногда такие понятия как «масса», «пространство» и др. квалифицируют как особую категорию — «материал творчества», подразумевая, что именно на их базе архитекторы и дизайнеры создают свои произведения. Но категоричность этих дефиниций не абсолютна. Хотя бы потому, что к «материалу творчества» в средовом проектировании относят также идеи, принципы, концепции, несущие содержательную информацию об объекте проектной деятельности.

Обычно теория придерживается классификационной системы, где к числу «средств» отнесены способы организации и преобразования форм и размеров исходных для архитектуры пространств и объемов — симметрия, ритм, сопоставления контрастов и т.п. Тогда как за «материал» приняты поверхности, массы и другие реальности, поддающиеся этим преобразованиям. Но логика этой схемы исключает из системы творчества собственно деятельность творца — то, что и оттачивается в профессиональной школе. Свою долю спорности в трактовку понятий «средство» и «приемы» вносит то обстоятельство, что дизайнерские формы (предметное наполнение, оборудование, элементы благоустройства) в средовых решениях образуют самостоятельные пространственные комбинации — симметричные, контрастные и т.д., — не совпадающие с приемами пространственной организации архитектурной основы.

Поэтому в учебнике дизайнерские компоненты средового проектирования (см. вторую книгу учебника) классифицированы по аналогии с архитектурными слагаемыми проектного процесса. А именно — дизайнерскими средствами следует считать объемы и комбинации предметного наполнения среды, дизайнерскими приемами — способы их обработки и комбинирования, а дизайнерскими свойствами — производимые ими впечатления или переустройства образа жизни.

Многоярусность и технические решения современного города по-своему отметили условность деления границ пространства на планшет и ограждения — сегодня все чаще многие фрагменты города переходят из ранга «открытых» городских интерьеров в число просто интерьеров (тоннелей, путепроводов, пассажей и пр.). Но их функциональные обязанности оставляют за ними статус неотъемлемой части систем городской среды .

Иерархия средств формирования городской среды, как будет показано далее, зависит не от характера их участия в ее пространственном формообразовании, а от общественной значимости этих средств в данной ситуации, фазы ее развития, их художественной ценности и т.д.

Для иллюстрации своих представлений А.Э. Гутнов использовал известное в Москве пространство — угол ул. Петровка и Столешникова переулка, который предлагал превратить в пешеходную зону. Сейчас это предложение осуществлено, и оказалось, что несмотря на очевидные несовпадения деталей реализации, принципы понимания законов визуального средоформирования ничуть не поколеблены .

К числу последних относятся и получившие широкое распространение организационные мероприятия — устройство на магистрали одностороннего движения, превращение транспортной улицы в пешеходную и т.д. Не меняя практически архитектурную основу среды, они полностью перестраивают особенности ее восприятия — за счет новых направлений ориентации внимания, внедрения новых функций с присущими им формами оборудования и т.д.

Надо отметить, что теперь, когда обустройство новой набережной городского пруда практически завершено, впечатление от ансамбля почти не изменилось. Видимо, визуальный строй элементов ближнего плана композиции оказался намного мощнее, чем силуэт новой панорамы.

You may also like

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Продолжение