В наши дни интернационализм доминирует в гораздо большей степени, чем когда-либо; это явилось результатом глобализации общества и объединения Европы. Практика архитектуры сделалась в большой мере интернациональной, и не только у ведущих международных компаний, таких как Херцог и де Мейрон, чьи работы разбросаны по всей Европе, от Санта-Крус-де-Тенерифе до Котбуса, или ОМА, чья деятельность простирается от Порту до Санкт-Петербурга, но и у менее авторитетных фирм.

Наверное, сегодня радиус действия больше, чем пятьдесят лет назад, но и в прошлом архитекторы ездили по миру, обучались за іраницей, работали и заключали контракты с зарубежными коллегами. Пример — балтийский интернационализм, существовавший около 1900 года и охватывавший Стокгольм, Хельсинки, Таллин, Ригу и Санкт-Петербург.

Связи и программы обмена в этом регионе демонстрировались на передвижной выставке «Архитектура 2000», которая побывала в названных городах в 2003—2005 годах. Немецкие, финские и российские архитекторы работали в Таллине в начале двадцатого века — вот образчик интернационализма этого европейского региона. Другие примеры: австрийские архитекторы работали в Болгарии после освобождения этой страны от турецкого владычества в 1878 году, а русские архитекторы оставили свой след в Сербии после революции 1917 года.

Даже те, кто не путешествовал, имели достаточно возможностей узнавать о том, что происходило в других странах, благодаря публикациям, лекциям, выставкам. Кроме того, архитектурное образование всегда было важным источником информации.

You may also like

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Продолжение