Культовые сооружения XIV и почти всего XV в.

544

Отсутствуют и их описания. По летописным источникам известно, что строились православные церкви* и монастыри. Сооружались также языческие капища. После официального признания католичества, крещения Литвы в 1387 г., в крупных городах начинают возводиться костелы, на первых порах деревянные.


Некоторое представление о культовых каменных зданиях XIV в. дают раскопки двух домовых церквей в замках Гродно и Новогрудка. Здания имели в плане неправильный квадрат с примыкающей широкой апсидой. Уцелевшие фрагменты позволяют сделать важный вывод: общие контуры сооружений и их местоположение, аналогичное расположению церквей в русских крепостях, свидетельствуют о связях с русской архитектурой и с архитектурой центральной Европы. Более подробные сведения относятся к концу XV началу XVI в. В отличие от церквей конца XIV в. в памятниках этого времени ясно видна связь с европейской архитектурой, в частности с готикой Польши, Прибалтики и Скандинавии. Строятся каменные однонефные, трехнефные зальные и базиликальные храмы. В памятниках деревянного зодчества, о чем свидетельствуют и более поздние сооружения XVII в., вероятно, удерживались традиции русской архитектуры. Однако в Белоруссии еще в XVI в. строили деревянные церкви столбчатой конструкции, известные в Норвегии под названием став-кирок. Строительство таких церквей в Скандинавии прекратилось в XIV в.

На гравюре Гродно 1568 г. видна деревянная церковь Честного Креста, конструкция которой возможна лишь из поставленных стоймя бревен или брусьев. Это предположение подкрепляется описанием 1588 г. неоконченной Успенской церкви православного Лещинского монастыря под Пинском: «з бруся тесаного, в столъпъ збудованая».

В описании содержатся также сведения о других постройках монастыря. Он был окружен забором из «дылей» — вертикально вкопанных деревянных пластин. Над воротами находилась звонница. Монахи жили в одном корпусе, как в католических монастырях. Однако в отличие от последних трапезная стояла «в одной связи» с теплой церковью.

Среди каменных культовых построек выделяются православные церкви-крепости в Сынковичах и Маломо- жейкове, обе — первой половины XVI в. Своеобразен тип этих сооружений с башнями по углам, по общим очертаниям аналогичный местным замкам. В башнях находились винтовые лестницы, которые вели к бойницам оборонного пояса, огибающего церковь под крышей над сводами. Лестницы освещались бойницами, распределенными также по всей высоте башни. В алтарной части бойниц не было. Обе церкви являются зальными трехнефными сооружениями. Подобная структура свойственна кирпичной готике и неизвестна русскому строительству. Однако общая конфигурация плана близка к планам русских четырехстолпных церквей. Высокие двускатные кровли замыкали громадные, превышающие высоту стен, кирпичные щипцы, украшенные оштукатуренными нишами разнообразных очертаний. Подобные щипцы украшали церкви Швеции и Финляндии. Однако в местных церквах-крепостях ряды ниш образуют более связанную, ярусную композицию. Фасады церквей оставались неоштукатуренными.

Весьма вероятно, что церковь в Сынковичах строили те же мастера, что и замок в Мире: очертания ее ниш и пояс машику- лей близки по характеру к декору и бойницам одной из башен этого замка. Особенностью этой церкви является также то, что снаружи поверхность ее трех апсид с помощью тромпов образует в уровне покрытия единую поверхность, облегчающую устройство крыши. Этот прием был, вероятно, достаточно распространен, о чем свидетельствуют, например, апсиды Троицкой церкви в Вильнюсе.

Церковь в Маломожейкове во второй половине XIX в. подверглась значительным перестройкам. Особенно пострадал ее западный фасад, к которому был добавлен притвор, а башни значительно надстроены. В этой церкви оштукатуренными нишами украшены не только щипцы, но и наружные стены. Еще в начале XIX в. сохранялись герсы — опускные железные двери за входными дверями.

Обе церкви освещены высокорасположенными небольшими окнами с железными решетками. Примечательны своеобразные кирпичные своды. В Сынковической церкви нефы перекрыты простыми крестовыми сводами с нервюрами. Лишь сотовые своды диаконника в апсиде напоминают свод одной из башен Мирского замка. Своды Мало- можейковской церкви значительно богаче. В центральном нефе их нервюры образуют довольно сложный звездчатый узор, близкий рисунку нервюр сводов церквей Прибалтики.

В боковых нефах церкви — сотовые своды. Стены внутри церкви были оштукатурены и, вероятно, расписаны фресками. Полы обеих церквей кирпичные.

К рассмотренным церквям близка монастырская церковь в Супрасли на территории Польши. Она имела аналогичное построение и оборонные устройства, но церковь венчал купол и на алтарной стене были устроены бойницы.