Михайловский собор был поставлен на обрыве Старокиевской горы над известным издревле Боричевым взвозом. Не существующий ныне, он являлся образцом шестистолпного, крестово-купольного, трехнефного храма, с той, однако, особенностью, что у западной его части (у притвора) с севера была расположена круглая башня, в которой помещалась лестница, ведущая на хоры, а с юга — маленький четырехстолпный храмик-крещальня. Храм был построен так же, как и Софийский собор, — смешанной кладкой с характерным чередованием в определенном порядке рядов камня и кирпича. Фасады Михайловского собора завершались арками-закомарами и были декорированы плоскими лопатками, отвечающими внутренним опорным столбам; барабан центрального купола был украшен меандровым фризом и большим числом плоских ниш. Кровли его куполов были позолочены, и потому собор получил наименование Златоверхого.
В XVII и XVIII веках собор неоднократно переделывался; его с трех сторон обстроили рядом помещений и укрепили большими контрфорсами с парными коринфскими колоннами и с завершениями в виде фигурных щипцов. К западной части храма, около входа, пристроили два двухэтажных объема с коринфскими колоннами в первом этаже, увенчанные фигурными фронтонами, на которых в разнообразных по форме картушах в обрамлении лепного орнамента помещались живописные композиции. Лепные украшения, наличники окон, капители и орнаменты, вероятно, были выполнены киевским архитектором Иваном Григоровичем-Барским, так как они тождественны украшениям Кирилловской церкви, выполненным этим же мастером. Фризы барабанов куполов обильно декорированы оригинальными и яркими по краскам майоликовыми розетками, сверкавшими на солнце подобно драгоценным камням.

Интерьер Михайловского храма был оформлен фресками и мозаиками, часть которых при разборке здания была перенесена в Софийский собор. Это мозаичная композиция «Евхаристия», изображения архидиаконов Стефана
и Фаддея, а также фрески святитель Николай, первосвященник Захария, «Благовещение» и фрагменты других сцен. Мозаика «Дмитрий Солунский» ныне находится в Третьяковской галерее в Москве.
Мозаики и фрески Михайловского собора открывают одну из ярчайших страниц в стилистической эволюции древнерусской живописи и убедительно свидетельствуют об освобождении ее от гипнотического воздействия Византии. Стиль живописи Михайловского храма возвещает о сложении национальных школ в искусстве, о первых самостоятельных шагах киевских мастеров. В их творчестве выразилось народное самосознание, его моральные и эстетические идеалы. Начало этого нового этапа искусства связано с личностью гениального художника, инока Киево-Печерского монастыря — Алимпия, имя которого еще при жизни было окружено легендами, а потомство сохранило о нем память. Из его жития в печер-ском «Патерике» мы узнаем, что в ранней молодости своими родителями он был отдан кому-то из киевских иконописцев «на учение иконного писания». Это было «во дни благоверного князя Всеволода Ярославича». Тогда в Успенском соборе Киево-Печерской лавры случилось «чудо»: «Мастерам бо олтарь мусиею (мозаикой. Г. Л.) кладущим, и образ присно-дивы Марии сам виобразися». «Алимпий же помогая им и учася». Участвуя в крупных художественных работах, он «добре извык хитрости иконной, иконы писати хитр бе зело».

You may also like

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Продолжение