Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего

1679
Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего
Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего

произведения архитектуры, будучи одновременно свойством и процесса восприятия, и самого сооружения как некая общность ускользает от определения.

Примеры разноречивых оценок симметрии можно продолжать. Анализируя симметрию в сооружениях архитектуры, убеждаешься, что не существует единственной версии, и лишь их совокупность, разность и даже противоречивость в состоянии приблизить нас к пониманию мотивов творчества, ведущих к симметричным схемам.


Симметрия как идея в платоновском смысле, как профессиональный идеал целостности, красоты и остается вечным эталоном в сознании зодчего, степень приближается к нему вопрос личного выбора, особенностей композиционного мышления, стремления, приверженности той или иной философии, а во многом, возможно, и художественного вкуса, мастерства.

Чаще всего мы не любим симметрию. Вызывает протест помпезность, внушающая чувство подавленности, или нарочитая простота и ясность наружного облика, полностью противоречащие сложной функции сооружения, и т. д.

Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего
Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего

Иногда о симметрии забываешь, отвлекаясь на сюжеты и размышления, зачастую вызванные ее присутствием. Припомним здесь сходящиеся ритмы перспективы, или за зеркальный мир отражений архитектуры в водоемах, или лицо художника в зеркале. Эти отражения одновременно и мнимы и реальны, но они не случайны. Они -символ условности всякого повторения, подражания, и в то же время они -своеобразный символ творческой воли художника: он хочет как бы повторить свое произведение «в природе», чтобы смотрелось в зеркало воды прежде, чем предстанет перед зрителем. Так и живописец, помещая свой портрет на полотне, начинает общаться со зрителем еще до встречи с ним.

Многоликая симметрия помогает нам постичь и творческое кредо художника, и «ракурсы» восприятия. Она настраивает на волну понимания, органичного сопереживания в мире «искусственного произведения», воплотившем непростые закономерности действительности.

Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего
Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего

Эту роль симметрии можно уподобить жесту протянутой навстречу руки. Или иначе. В этом «все приятии» человечность симметрии, ее «ирония, исполненная любви».

Понятие симметрии может иметь значения, отличные от привычных ее геометрических модификаций. Например, симметрия как мера упорядоченности может характеризовать структуру профессионального мышления и быть соответственно истолкована как принцип композиции и шире принцип изображения, построения картины мира с позиций рационального или интуитивного восприятия. Границы понятия симметрии в архитектуре не очерчиваются ее ролью графических инвариантов композиции.

Поскольку исходная предпосылка настоящей работы -признание возможности многозначного толкования симметрии в архитектуре, то следует попытаться сначала раскрыть эту многозначность, заключенную в самом понятии.

Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего
Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего

Речь идет прежде всего об общенаучном понятии симметрии как сумме знаний, с которыми соотносится архитектурная симметрия.

Общее представление о симметрии в системе современного знания не ограничивается пониманием ее как свойства изучаемого объекта, но активно распространяется в область абстрактных построений и теорий, характеризующих научную картину мира.

Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего
Симметрия как идеал целостности, красоты и гармонии остается эталоном зодчего

Ритмы окружающего нас мира небезупречны. Они подвержены вариациям, вызванным внутренними причинами или случайными. Никогда нельзя с уверенностью предсказать, сколь велико будет сходство между кристаллом или растением и их идеальной формой, но в среднем кристаллы или растения более или менее повторяют свою идеальную форму, причем кристаллы в большей степени, чем растения, из-за несравненно большей сложности живых систем. «Эта статистическая интерпретация симметрии воплощает в себе то, что мы знаем о роли случая. Симметрия становится своего рода эталоном, к достижению которого стремится все. Она как | бы служит генеральным чертежом, который ничто не воспроизводит до мельчайших подробностей. Теорию симметрии можно считать торжеством человеческого разума. Она включает в себя восприятие порядка в хаотической Вселенной, изучение форм, которые могут принимать упорядочение, и использование результатов этих исследований для придания значения тому, что мы наблюдаем. В науке, как и в искусстве, симметрию можно уподобить геометрической подложке, на которой природа и жизнь расчерчивают свои вариации», пишет М. Сенешаль в книге «Узоры симметрии», посвященной первому в истории фестивалю симметрии, состоявшемуся в феврале 1973 г. в колледже Смита, США.

Для сегодняшней научной мысли характерен широкий диапазон понимания симметрии, возможность приложения ее идей к анализу отношений любого порядка: формальных, содержательных, конкретных, абстрактных, наглядных и иллюзорных. Поэтому проблемы симметрии имеют порой неожиданный выход в различные области теоретического знания и практического опыта.

В точных науках математике и физике -степень симметрии выступает основным классификационным признаком, упорядочивающим не только предмет исследования, но и фундаментальные понятия этих дисциплин. Кристаллография и кристаллохимия строят на базе симметрии описательно-морфологические и структурные классификации, объединяющие кристаллы в генетические ряды по той или иной совокупности признаков.

В целом наука о живом связывает с симметрией самые разнообразные эволюционные процессы. Так, с динамическими факторами роста соотносится симметрия, представленная закономерностями построения спирали и т. д.