Новый архитектурный объект

574

Чаще всего реконструкции подлежат пространства, возникшие до середины прошлого века, застройка которых образована ценными в архитектурном или культурно-историческом плане сооружениями или планировочными приемами. Потребность в реконструкции могут испытывать и относительно недавно построенные объекты. Например, нуждается в перепланировке, пробивке через послевоенную застройку новой трассы площадь Ленина в г. Владимире — в соответствии с разработанными в конце XX века концепциями развития генплана города.


Задачи и органичного сочетания старого и нового в зависимости от ситуации ориентируются на самые полюсные варианты — от перестройки частных фрагментов среды до преобразования целых магистралей и районов. Но обычно пространственные уровни реконструкции тесно связаны — например, регенерация исторических кварталов Тбилиси заставляет выносить транспорт за пределы реставрируемой территории, т.е. в число реконструируемых попадает более обширная часть города. Еще активнее охватывают более крупные начинания: Новокировский проспект (проспект Сахарова) в Москве не только преобразил собственную трассу, но и переменил жизнь и облик прилегающих участков Бульварного кольца и местных проездов.

Указанные этапы формирования городской среды свойственны всем ее формам, независимо от их класса или категории, хотя характеристики самих этапов не всегда сопоставимы. Длительность строительства или реконструкции разных объектов неодинакова; сроки обживания и тем более стабильной эксплуатации вообще не нормируются. Тем не менее, отчетливо выраженная характерность этих этапов, длительность их существования, возможность выделения внутри этапов самостоятельных сроков формирования их отдельных слагаемых позволяют использовать эти положения при проектировании открытых городских пространств, потому что каждому этапу отвечает своя система архитектурно-планировочных признаков, а стало быть, своя система задач проектирования.

Дополняя ныне принятые, изложенная типологическая система, сводя вместе геометрию, укрупненную функцию и уровень развития объекта, позволяет включать в проектный анализ любое решение. Выделив его ведущие признаки и отнеся по ним данное к той или иной классификационной ячейке, можно сравнивать его конкретные пространственно-функциональные характеристики с эталонными стереотипами и целенаправленно искать пути возможных доработок.

Двойная природа архитектуры заставляет добавить к этой классификации еще одну позицию — пространство функциональное. Оно преимущественно прагматично и делится на коммуникации, предназначенные для движения функциональных потоков, и рабочие зоны (поля), где осуществляются сосредоточенные здесь процессы. Тогда как пространство архитектурное образовано объемами (телами, видимыми только снаружи) и «пустотами», воспринимаемыми изнутри и насквозь. Обычно — с помощью окружающих их зрительно непроницаемых объемов или их фасадов, обозначающих границы пустоты.

Обе категории пространств характерны сложными отношениями между их частями (слагаемыми) и между собой. Суть этих отношений может быть как утилитарно-практической, так и художественной. И в зависимости от того, какой оттенок содержания в данной комбинации превалирует, мы имеем дело с произведением либо функционально-инженерного, либо архитектурного творчества. Сверхзадача первого варианта -рациональность, эффективность сочетания коммуникаций и полей, второго — эстетическое воздействие системы «пустот» и «тел». Но в обоих речь идет о композиции — нарочно сформированном соподчинении «действующих» или воспринимаемых слагаемых комплекса. Соподчинении, которое определяет, чем привлекательна (функцией или образом) данная композиционная структура.