Об архитектуре общественных зданий

830

Увлеченные масштабами современного строительства, мысля целыми комплексами, ансамблями, районами, мы иногда склонны утверждать, что отдельное общественное уже утратило свое значение. Неверность этой концепции часто приводит к безликости здания и способствует невыразительности того или иного фрагмента города. Давайте не забывать, что и в наше время целое не перестало слагаться из частей. Мы всегда будем сталкиваться с необходимостью строить в наших городах и отдельные общественные здания, а в исторически сложившихся районах — и отдельные новые включения, встройки, добавления. И эта творческая задача требует не меньшего вдохновения и мастерства (хороший пример — гостиница в Спиридоньевском переулке в Москве, В.Кузьмин).


Если говорить об уникальных зданиях, то непременной их особенностью всегда будет индивидуальный художественный образ и «авторский» характер. А облик города всегда свяжется в нашей памяти с обликом уникальных зданий и именами их творцов. История отечественной архитектуры на всех этапах своего развития давала поучительные в этом отношении примеры. Возьмем два здания в Москве: Библиотеку имени Ленина (архитекторы В.Щуко, В.Гельфрейх) и Академию имени Фрунзе (архитектор Л.Руднев). Какие разные композиции. Одна — развитый пространственный комплекс, другая — единый, могучий объем. Но их роднит сила эмоционального воздействия, индивидуальность идейно-художественного образа, «первичность» замысла. Мы много дискутируем по поводу понятия « образ». А ведь эти здания убедительно его демонстрируют, показывают, что образ — это не только и не столько просто типологическая узнаваемость. Архитектурная форма в этих произведениях выступает как средство воплощения художественного содержания через образ.

Возьмите другие аспекты. Синтез искусств. Театр в Ростове-на-Дону, например, дает принципиальный ответ на вопрос о качественном и количественном соотношении взаимодействующих искусств. Сравните это с некоторыми образцами сегодняшней практики. В проекте построенного комплекса МИРЗА на проспекте Вернадского было предусмотрено огромное панно на глухой стене длиной около 200м. Чем другим, как нежеланием компенсировать этим приемом отсутствие собственно архитектурных средств выразительности, можно объяснить такой неумеренный «синтез»?

Еще пример из истории советской архитектуры. Другой период. Высотные здания в Москве в 50-е годы ХХ-го века. Разговор, естественно, не об их неприемлемых сейчас стилевых характеристиках. А вот как их авторы умело привязывались к существующей застройке, находили приемы ярусного и ступенчатого построения объемов — вопрос чрезвычайно сегодня актуальный.

Достигнутый уровень архитектуры крупных общественных зданий и комплексов радует нас многим. Разнообразие сделанного в архитектуре общественных зданий говорит об успешной творческой разработке целого ряда интереснейших творческих аспектов, таких как архитектурная композиция, формообразование и тектоника, силуэт и пластика, контраст и пропорционирование, взаимодействие со скульптурой и живописью, архитектурная деталь и свет в интерьере, цвет и материал и многих других. Все это позволяет отобрать для обсуждения ряд принципиальных вопросов творчества.

Первый из них связан с проблемой «простого или сложного». Безусловно, сложному содержанию нашего времени должны соответствовать более сложные и разнообразные средства. Речь идет лишь об опасности крайних позиций. Не превращается ли иногда разнообразие в области архитектуры индивидуальных общественных зданий, сложность их композиций и форм в своего рода моду? Разнообразно — значит модно, сложно — значит хорошо, волнует, просто — неинтересно, примитивно. Не превращает ли порой такой взгляд разнообразие в нарочитую усложненность форм, в архитектурное кривляние?