Особенности формирования городской среды

544

Принципиальные положения «средового подхода» позволяют в ряде случаев самостоятельно продумать вопросы проектирования городских интерьеров и их деталей в складывающейся сегодня системе проектной деятельности.

Припоминая специфические черты разного рода городских пространств — комплексность функционально-содержательных задач, обуславливающую множественность форм зрительных компонентов среды, от зданий и сооружений до оборудования, ландшафтных включений и т.д.; градостроительную обусловленность, «незамкнутость» фрагментов, диктующую «сбор- ность» средовых систем, иерархичность их структуры; относительную устойчивость основных геометрических прототипов городских интерьеров, следующую из постоянства видов городской деятельности, которую они облекают; крупные размеры, определяющие специфику восприятия и приемов формирования облика; динамичность развития и алгоритмов эксплуатации средовых объектов — можно заметить, что все они составляют два укрупненных ряда: особенности, связанные с архитектурно-пространственными характеристиками (размерность, строение, геометрия и композиционная структура и т.д.); и внеархитектурные условия и параметры — принципы эксплуатации, технология, природно-климатические факторы, динамика функций, специфика реализации синтеза искусств и др.


Оба ряда проблем ставят свои задачи проектировщикам, формируют свою систему представлений и квалификационных требований. Ответы на первый круг вопросов лежат в пределах архитектурной профессии, решаются за счет ее развития, так как здесь проектировщик пользуется привычным арсеналом собственно зодчества — свойствами пространства, архитектурных форм зданий и сооружений, хотя и сюда вторгаются некоторые приемы и знания «смежных» специальностей. Например, дизайн рядового оборудования, принципы освещения и т.п. Второй круг требует углубленного освоения специальных знаний — эргономики, светотехники, ландшафтоведения, конструирования и производства изделий предметного заполнения среды — и ведет к специфической дизайнерской подготовке, формированию мировоззрения, опирающегося на всесторонний учет потребительских и технологических характеристик среды. Именно так — на резком противопоставлении, размежевании архитектурной и дизайнерской деятельности — строилась практика формирования городской среды до недавних пор.

Однако жизнь показала ущербность подобного рода «ведомственности» — в современной городской среде из-за этого страдает или композиционное целое, или точность детали, комфортность, качество реализации процесса. Специфика проектирования средовых объектов, особенно при тех масштабах, которые приобрело сегодня градостроительство и реконструкция городов, потребовала профессионального усиления отряда занятых в этом сфере проектировщиков. Обществу стал нужен посредник между пространственным (архитектурным) и предметным (дизайнерским) проектированием, специалист, который может квалифицированно примирить постоянно возникающие конфликты между формированием среды и развитием формирующих ее процессов и средств.

Так в наши дни появилась новая архитектурная специальность — -дизайнер, которому поручено вести художественное проектирование полного комплекса составляющих архитектурной среды (городской, сельской, парковой и т.д.), увязанных в «ансамблевое» предметно-пространственное единство . Сейчас идет становление этой профессии, вузы страны ищут наиболее целесообразные формы обучения, формируют концепцию, модель специалиста нового типа, без чего нельзя планировать набор и объемы учебных дисциплин, критерии контроля качества полученных знаний и умений. Ориентирами в этой непростой работе положения средового подхода, анализирующего особый вклад дизайнера и архитектора в формирование среды, ищущего пути их синтеза.

Основанный на принципах средового подхода творческий метод архи- тектора-дизайнера позволяет соединить обстоятельность, всестороннюю обоснованность конечных решений, свойственные дизайну, с усиленным вниманием к идейному содержанию, характерному для зодчества, соединить понимание целого как пространства с представлением о нем как об образованной предметным комплексом среде. При этом подходе все изложенные выше положения и рекомендации не только сохраняют свою действенность, хотя они намеренно ограничены кругом архитектурных проблем, но и становятся своего рода «открытой системой» принципиальных установок, к которой при соответствующем осмыслении могут присоединиться методы и установки других сфер проектной деятельности, формирующих объекты городской среды.

Но именно такой подход — не скованный оглядками на каноны и традиции, но опирающийся на знание внутренних законов творчества — нужен сегодняшнему обществу, которое то беззаботно отметая риски и приличия экспериментирует в поисках новых форм своего бытия, то интуитивно возвращается к эстетическим ценностям, взращенным предшествующими поколениями.

Уж очень много накопилось в нашей жизни проблем, и большинство их нуждается в немедленном решении, что наглядно иллюстрируется материалами второй книги учебника.

Оговоримся — в данном случае речь идет о долгосрочных процессах развития (визуальной трансформации, связанной с реконструкцией или амортизацией объекта), а не о «возвратной» динамике и тем более мобильности (подвижности в пространстве) базовых компонентов среды, ограждений и планшета, как бы они ни были соблазнительны. Напомним — ни один из утопических проектов, грезивших о принципиальной изменяемости городов будущего, перенасыщенного электроникой, новейшими формами визуальных коммуникаций, новыми средствами передвижения и т.п. — не был осуществлен. Но их общий дух неуспокоенности и безудержного эксперимента оказался воплощенным в таких средовых ансамблях как плато Бобур, всемирные выставки ЭКСПО, постройки японских мастеров, изменивших представления о соотношении статики и динамики в архитектурной среде.

Тогда как примеров полной изменяемости пространственной базы в среде довольно мало, и большинство их — единичные так или иначе трансформируемые сооружения или подчеркнутая подвижность элементов наполнения или оборудования средового объекта, в лучшем случае — светодинамический подсвет «стабильных» ансамблей.  Видимо, «чистая» динамика средовых композиций сегодня осуществима лишь в аттракционах или экзотических «городах-островах», сооружаемых на потребу ищущей острых ощущений публики.