Памятник Богдану Хмельницкому

4

Совершенно иначе поставлен памятник Богдану Хмельницкому, сооруженный в 1888 году по проекту скульптора М. О. Микешина и архитектора В. Н. Николаева. Место для него по предложению самого Микешина было выбрано очень удачно — площадь перед Софийским ансамблем. Здесь в 1648 году после побед казацких войск над польско-шляхетскими интервентами киевляне торжественно встречали своего национального героя — гетмана Хмельницкого.
Работа над проектированием и строительством монумента продолжалась очень долго. Первоначальный был несколько иным, Конная статуя Богдана Хмельницкого возвышалась на постаменте, где были размещены три барельефа с изображением Збаражской битвы, Переяславской рады и встречи Богдана Хмельницкого в Киеве. Над барельефами были помещены фигуры кобзаря и слушающих его русского, украинца и белоруса.


Этот проект не был одобрен. После ряда существенных изменений окончательный вариант был утвержден в 1869 году. Но работы длились очень долго, все время не хватало денег. Для сбора средств на возведение памятника по всей стране была проведена подписка, которая дала 46 тыс. рублей. В 1878 году была отлита в бронзе конная статуя, а в 1880 году она была доставлена в Киев. Но оказалось, что денег снова не хватает, но теперь уже на постамент. Николаев взял на себя труд переделать и упростить его. И лишь в 1888 году, через 19 лет после начала работ, памятник был открыт. На высоком постаменте овальной формы, суживающемся кверху, сложенном из гранитных камней, стоит бронзовая конная статуя Богдана Хмельницкого.

Памятник расположен на площади перед ансамблем Софийского заповедника. Конь и всадник повернуты в сторону Софийского собора. Гетман одет в скромную казацкую одежду, а из оружия при нем только сабля. Он изображен на осаженном на полном скаку коне как бы в момент объезда строя казаков. Энергичная посадка, могучий порыв и энергичный, властный жест правой руки с булавой как нельзя лучше передают образ казацкого вождя, его неукротимую волю к победе в борьбе за освобождение украинского народа. Простота и скромность монумента соответствуют простому и мужественному облику предводителя казацко-крестьянского восстания.
Кризис дворянской империи во второй половине XIX века отразился и на развитии архитектуры. Меняются идеалы красоты, нормы архитектурной эстетики. Вместо ордера, единого кодифицированного мерила красоты в классицизме, теперь стремятся использовать и свободно трактовать формы всех известных исторических эпох и стилей. Вместо внешней импозантной тектоничности и цельности господствует откровенный декоративизм. Архитектура эмансипируется от господства норм и единственного идеала прекрасного — классической архитектуры. Теперь начинают понимать и ценить красоту архитектуры Византии, Древней Руси, по-новому относиться к московской и украинской архитектуре XVII-XVIII веков, народному зодчеству. Появляются проекты в готическом, греческом, классическом, английском, итальянском «вкусе» (то есть стиле), долженствовавшие отвечать требованиям удобства и возможности исполнения. Архитектура этого времени наиболее полно воплощает идеалы и эстетику романтизма, отрицает , его жесткие каноны и вечные, раз найденные формы