Национальная перспектива, связанная с «заграницей», Европой, остальным миром, интернационалом, с любыми обозначениями чего-то, что лежит вне национальных границ, во многих отношениях проблематична, так как она предполагает особые отношения с конкретной страной и всеми остальными. Но, какой бы широкий или узкий смысл мы ни вкладывали в понятие «остальное», всегда будут существовать синхронности, связи, обмены, параллели и сходства.

Со времен подъема национализма девятнадцатого века национальная перспектива была и остается довольно популярным объектом ссылок. Однако, в истории архитектуры это лишь одна из трех часто используемых перспектив. Во-первых, есть абстрактная интернациональная перспектива, которая использовалась в наиболее общих историях архитектуры. Здесь архитектура рассматривается на международной арене, которая находится, надо полагать, за пределами территориальных вод и в значительной мере чужда любому географическому или культурному контексту. Вторая перспектива — национальная, в которой национальные границы совпадают с культурными — вне зависимости от любых изменений, которые национальные границы могут претерпевать на протяжении столетий, что, несомненно, в Европе имело место. И в-третьих, существует монографическая перспектива, в которой внимание сосредоточивается на здании, проекте и отдельном архитекторе.

В ряд с этими тремя перспективами вполне возможно поставить еще две, которые намного реже применяются, но вполне заслуживают внимания как дополнения к утоптанным тропам монографии, национальной или международной истории. Между монографией и национальной историей стоит история города, как можно увидеть на примере книги о Загребе, составленной Евой Блау и Иваном Рупником. Город возможно определить географически, культурно, социально и экономически более просто и убедительно, чем страну, даже если национальные границы меняются настолько, что город оказывается в другой стране, как это произошло с Бреслау- Вроцлавом и Данцигом-Гданьском.

Между жестко обозначенной национальной структурой и безграничной интернациональной сферой можно поместить «транснациональный» подход, если использовать термин, который в широком ходу в так называемой histoire croisee (пересеченной истории). При этом подходе территориальные, языковые и культурные границы не являются препятствиями для установления отношений между различными путями развития.

Европа как культурный и даже географический концепт неопределенна, но для такой наднациональной, иногда откровенно космополитической дисциплины, как архитектура, во многих аспектах полезно уменьшить масштаб, чтобы увидеть меняющуюся карту стран как единое целое. Транснациональная перспектива — это популярный после окончания холодной войны, продуктом которой является современная Европа, подход в общей историографии. Однако в историографии архитектуры этот подход оставил немного следов. Многие книги, созданные в транснациональном ключе, подразделяются на национальные главы. Эта книга — попытка открыть дверь на новый путь установления связей между параллельными и разнонаправленными направлениями развития, контрастами и гармониями, сходствами и различиями. Она написана хотя бы только для того, чтобы показать, что существуют связи, параллельные в самой малой степени, в которых, как можно надеяться, мы увидим резон, чтобы пристальнее присмотреться к примерам перекрестного оплодотворения в истории. Именно в этом аспекте, вероятно, более точном, было бы смотреть на эту книгу, учитывая ее лапидарность и неполноту, не как на историю европейской архитектуры двадцатого века, а как на идею транснациональной европейской архитектуры.

You may also like

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Продолжение