Поздние архитектурные наслоения

659
Henry FORD Museum
Henry FORD Museum

В 1870-х годах страсть к удалению более поздних архитектурных наслоений с целью возврата зданий к санированному, точному прошлому зашла настолько далеко, что лидер группы оппозиции под названием «Общество защиты старинных зданий» Уильям Моррис назвал подобные действия подделкой путем чрезмерной реставрации (кстати, эта группа в своем кругу получила забавное прозвище «антискоблильщики»). Моррис считал, что нет необходимости подвергать здания массовой реставрации для того, чтобы, как считалось, привести их в исходное состояние. По его мнению, подобные действия зачастую приводили к «опрометчивому лишению здания наиболее выразительных и существенных черт» во имя простого ремонта.


В то же время Моррис был страстным сторонником идеи сохранения строений в их первоначальном виде, буквально умоляя о принятии запрета на любые будущие изменения «наших старинных зданий», для того чтобы оставить их в качестве «памятников искусства прошлого, созданных в прошлой манере»: «Так и только так мы можем сохранить наши старинные здания и передать их для поучения и почитания тем, кто идет за нами». Таким образом, не одобряя удаление более поздних исторических наслоений, он одновременно попадал в западню ностальгии. Приращения XVIII века для него, человека XIX века, были историей, но приращения XIX века вызывали отвращение.

В то время как Моррис призывал к консервации памятников, Артур Хазелиус (1833—1901), собиратель фольклора и преобразователь языка, перешел к действиям во имя сохранения повседневной материальной культуры Швеции. К этому времени он уже основал Музей северных стран, собрав этнографическую коллекцию предметов крестьянского быта, детских игрушек, одежды и предметов ежедневного пользования. К концу 1880-х годов его амбиции увеличились, и в 1891 году «Скансен», этнографический комплекс и первый в мире музей под открытым небом, открылся в Стокгольме, на острове Юргорден. Коллекция состояла не из простого собрания стульев, кувшинов и платьев. Для «Скансена» Хазелиус собирал коллекцию из целых зданий. В конечном счете 150 ферм и коттеджей со всей Швеции (один из Норвегии вместе со всем его содержимым) — такой стала экспозиция музея ушедшего или уходящего быта и культуры Швеции.

Дома и их внутренний уклад в век индустриализации нуждались в сохранении. К ним следовало относиться как к наследию различных стилей, старым постройкам, которые обладают собственной ценностью. «Домашние» страны охватывает движение, которое на начальной стадии осуществляет консервацию домов, но меньше концентрируется на быте.

Такие группы больше интересовали те дома, в которых когда-то жили великие люди. В 1850 году штаб-квартира Джорджа Вашингтона на Гудзоне, Хасбрук-Хаус, Ньюберг, Нью-Йорк, открылась для публики. За этим последовали другие дома, принадлежавшие президентам и великим деятелям, те дома, которые были связаны с событиями революции или Гражданской войны. Они должны были служить более наглядной передаче уроков исторического процесса.

В 1929 году Генри Форд поставил этот процесс на индустриальную основу. Им были приобретены 83 исторических здания, которые перевезли с прежних мест в Гринфилд- Вилл идж, позднее преобразованный в Музей Генри Форда. Так было создано место, где посетителю открывалась история жизни каждого из великих людей Америки. Здесь был дом, в котором Ной Вебстер написал свой словарь, а рядом с ним удобно расположилась мастерская Томаса Эдисона, стоявшая недалеко от здания суда, где Абрахам Линкольн служил адвокатом, и так далее.

Henry FORD Museum
Henry FORD Museum

Но возвышение Хазелиусом повседневного быта, а не гимн великим людям через здания, в которых они жили, позволило широким слоям населения почувствовать, как грубо индустриализация выдавливает прошлое. В частности, в Германии представители городского среднего класса изучали и коллекционировали объекты рустикального прошлого для того, чтобы смягчить свой ужас перед урбанистическим настоящим.

Появляются новые историко-краеведческие музеи, использующие новую научную дисциплину «история искусств» применительно к своим экспонатам, их классификации и установлению подлинности предметов повседневного быта. Museum fur deutsche Volkstrachten und Erzeugnisse des Haus- gewerbes (Немецкий музей национального костюма и ремесла), который открылся в 1889 году, поставил целью отображение всего, что связано с домом и его обитателями, — мебель и бытовое оборудование, кухонные принадлежности и одежда, а наряду с ними и предметы искусства, ремесла и торговли.

Ту же тенденцию поддерживает Национальный фонд Великобритании, первоначально образованный для сохранения ландшафтов. Первое фондом было закуплено в 1896 году: им оказался не старинный замок, представляющий исторический интерес, а скромный фермерский дом XIV века, построенный в стиле hall-and-parlour house (то есть холл-и- гостиная).