Практика средоформирования

632

Наряду с такими ансамблями как центр Помпиду или музей Гугенхейма в Бильбао, явно выделенными из окружения всем комплексом признаков целостности, жизнь дает примеры образований и другого типа. Например, система центральных районов Парижа (Большие бульвары, район Елисейских полей), Гиндза в Токио, центр Вены, целостность средовых впечатлений которых сомнению не подлежит, всей своей структурой отрицают признаки компактности или вычлененности. Причем эта целостность, похоже, генерируется не только архитектурными признаками — ибо в эти образования входят фрагменты и узлы весьма несхожие по пространствам, композиции, даже дизайнерскому оснащению, но обладающие единой прочно соединяющей их аурой.


Говоря «по научному» — гармоничная целостность этих объектов создается всеподавляющим единством их эмоциональной ориентации, порожденной целостностью образующих эту ориентацию функциональных процессов.

Примечание: как правило, в средовых композициях прежде всего задействованы такие компоненты синтеза искусств как архитектура, дизайн, элементы ландшафта и инженерного оснащения; искусства «изобразительного»ряда встречаются много реже и обычно в виде слагаемых «тем» архитектурно-дизайнерского происхождения.

Еще одна черта, объединяющая такого рода системы, — присущая им одинаковая для всех масштабность.

«Масштабная шкала» этих городских интерьеров образована характерными для них указателями масштаба: общей высотой застройки, примерно одинаковым уровнем пластичности архитектурных деталей, близкой насыщенностью среды дизайнерскими компонентами (реклама, освещение) и ус- редненно яркой, пестрой картиной их визуальных сочетаний. Т.е. в этих ситуациях достаточно мощно работает признак масштабной соразмерности, но почти не соблюдаются категории повторяемости и уравновешенности. Например, принцип уравновешенности частей при восприятии целого заменен ощущением непрерывности, однородности восприятия этих частей, не имеющих связей с каким-либо центром тяжести общей композиции.

А проявление принципа соподчиненности имеет здесь два аспекта. Первый — наличие неяркой акцентно-доминантной связности в пределах более или менее угадываемых фрагментов среды — около отдельных зданий, озелененных перекрестков, где опытный глаз может уловить общую «идею» данного фрагмента и некоторые, довольно случайные, соподчинения его «тем». Но между этими фрагментами отношений соподчинения просто нет, они практически равноправны по величине и выразительности, образуя ряд однородных по смыслу акцентов, подчиненных качественно иной доминанте — анфиладному принципу организации улицы. Исключение составляют только крупные узлы, сформированные на особо мощных перекрестках или на базе включенных в композицию магистрали крупных памятников зодчества или монументов.

Примерно также неощутимы признаки ортодоксальной системы гармонизации в пределах отдельных, явно целостных (в традиционном смысле) «новых» построений.

Ансамбль музея Гугенхейма собран из самых разных по типу, характеру, назначению и даже формальным признакам компонентов: многокорпусное музея, вписанный в его структуру мостовой переход, удивительная «скульптура» из цветов, элементы визуальной коммуникации, набережная. И хотя в этом комплексе абсолютно однозначна подчиненность всех элементов композиции ее доминанте — фантастической титановой «рыбе», разлегшейся среди города XIX века и уравнивающей своей массой их относительную самостоятельность — другие признаки гармоничности отмечены весьма слабо.

Иная картина складывается в комплексе плато Бобур — тут использованы в почти одинаковой мере все признаки, но зато гипертрофировано, доведено до крайности стремление выделить ансамбль из его окружения полным противопоставлением всех форм «нового» всем формам «старого».

Примечания.

1. В большинстве примеров наблюдается частичный или полный отказ от принципа «повторяемость элементов».

2. Принцип соподчинения частей и целого используется не всегда, а в некоторых случаях — гипертрофирован.

3. Принцип «соразмерности» (пропорционального единства) почти не сохранился, но фактически заменен единством масштабных характеристик, где особую роль стала играть своего рода «композиция масштабов» отдельных фрагментов ансамбля.

4. Принцип уравновешенности частей и целого в общем сохранен, но, скорее, не в пространстве, а во времени восприятия, т.к. гигантские размеры многих ансамблей  исключают возможность увидеть их целиком.

5. Интегральный принцип единства восприятия целого сохранился, но не за счет полноценного суммирования первых четырех «частных» принципов гармонизации, а из-за использования в ансамбле новых доминантных характеристик, не всегда пространственных.

6. В ряде случаев традиционные слагаемые синтеза искусств — живопись, скульптура — почти не фигурируют, чаще всего при формировании новых ансамблей используются:

— активная роль «дизайнерской» составляющей;

— единство цвета (колорита, материала);

— принцип «перетекания пространств».

7. Знаком «■« обозначены ведущие для данного объекта средства гармонизации, «•» — средства, формально участвующие в его строении, «—» — практическое отсутствие данного признака.