Примеры архитектурного пространства

478

Примерами пространств первого типа могут быть главные площади городского центра, мемориальные комплексы; объекты второго типа ассоциируются с жилыми дворами, парками, пешеходными улицами; третий тип представлен деловыми и торговыми улицами, вокзальными, транспортными, торговыми площадями.

Эти категории редко предстают перед зрителем в чистом виде — черты разных типов соединяются в одном пространстве, давая бесчисленные комбинации и варианты эмоционально-образного содержания. Городской парк может обладать чертами парадности, строгости или, наоборот, прихотливости сменяющихся впечатлений. Но над этими вариациями образа всегда господствует общее впечатление приближения к природе, отхода от ежедневных забот, привычных форм быта. Комсомольская площадь в Москве (Площадь трех вокзалов) — это одновременно и сложная транспортная развязка, и символические ворота города, и потому она наделена чертами парадности, репрезентативности, с особым, присущим Москве, оттенком красочности и демократизма.


Еще богаче оттенками настроения системы пространств городского центра. Например, не раз меняет эмоциональную окраску главная ось Минска — проспект Ленина. Здесь горожанина встретит парадная тишина правительственного центра — площадь Ленина, переходящая в оживленную, насыщенную торговлей, культурой, красками города магистраль. Затем снова торжественность главных площадей, граничащих с обширным зеленым пространством парка вдоль реки Свислочь, и завершающий аккорд — непрестанное движение на площади Победы, у подножья обелиска героям Великой Отечественной войны. Но дух столичности, значительности сохраняется на всем протяжении оси.

Таким образом, художественная функция в городском пространстве, как и утилитарная, предстает как сложное явление, в котором различаются главные мотивы и установки и дополнительные, придающие и облику, и назначению среды содержательную глубину, богатство возможных форм потребления. В большинстве случаев ведущая художественная функция совпадает с эмоциональной направленностью доминирующей утилитарно-практической функции.

Для учета функциональной предопределенности облика городского интерьера существенную помощь может оказать анализ целей его формирования по схеме, представленной на рис. 8.2. Комплекс утилитарно-практических требований к объекту проектирования диктует примерные габариты и формы объемно-пространственного решения, причем ведущая функция задает эти параметры укрупненно, а дополнительные — уточняют деталировку всего решения и начальные формы элементов ограждения, планшета, заполнения пространства. Другой ряд требований-эстетических-трансформирует полученную пространственную структуру в художественную, назначая среди воспринимаемых объектов и форм главные и второстепенные, выстраивая между ними определенные типы соотношений. И здесь главную роль (структурирующую) играет ведущее эмоциональное начало, тогда как сопровождающие его задачи реализуются в архитектурных темах отдельных компонентов. А поскольку то или иное эмоционально-эстетическое качество изначально присуще каждому из утилитарно-практических процессов, ради которых возводится объект, постольку в подлинно правдивом произведении архитектурного искусства утилитарное и художественное не противоречат друг другу, а взаимодействуют, усиливая образный эффект. Причем художественная организация городского пространства в таком сооружении обязательно «подправляет» протекающие в нем функциональные процессы, еще сильнее выявляя задуманные архитектором идеи.

Иллюстрацией может служить Прагерштрассе в Дрездене — типичный пример пешеходной зоны общественного центра крупного города . «Центральная» функция определяет все решение — здесь расположен целый комплекс гостиниц, магазинов, зрелищных залов, обращенных к огромной — полкилометра длиной и около 100 м шириной — свободной от транспорта эспланаде, осуществляющей одну из «служебных» функций пространства — сбора и распределения людских масс, направляющихся в разные учреждения общественного центра. Планшет зоны расчленен цветниками, фонтанами, местами отдыха — так реализуется другая «служебная» функция — рекреационная. На площади множество реклам, витрин, эмблем, обеспечивающих третью функцию дополнительного ряда — информационную. Надо помнить, что часть обслуживающих функций — подвозку товаров, транспортного обслуживания, автостоянок — выполняют окружающие улицы, освобождая эспланады для реализации преимущественно художественных замыслов авторов. Еще одна из функций — ориентация зрителя в городе, так как Прагерштрассе связывает вокзал с историческим центром Дрездена — решена раскрытием перспективы эспланады на старый , силуэты его соборов и церквей. Так все частные виды использования площади обобщены в «суперфункции» — это ворота исторического ядра, «визитная карточка» центра. Поэтому построение ее пространства ритмично, торжественно, высокая застройка боковых сторон обрамляет панораму дальних ансамблей города. А детали благоустройства, озеленения, информационные установки членят на масштабные человеку площадки, внося в него черты уюта, мягкости, обогащают декоративную ткань среды. Объемно-пространственное решение единичных утилитарно-функциональных задач, объединенное укрупняющей их комплексной функцией, выливается в решение сложной системы эстетических задач, в цельное архитектурное явление.

Городская действительность выработала большое количество стереотипов среды с характерными наборами утилитарно-эстетических задач и отвечающим им веером возможностей эмоциональной окраски. Каждому из них свойственны определенные противоречия, которые разрешаются архитектурным решением. В жилом дворе сталкиваются интересы повышения плотности застройки и обеспечения санитарно-гигиенического режима, в парке — организации массового досуга и сохранности ландшафтных компонентов, в общественном центре — подсобных подразделений и посетительской зоны. Во многих объектах эти противоречия носят неантагонистический характер, как бы помогают друг другу, способствуя полифоничности архитектурного решения, как это видно на примере Прагерштрассе. Труднее решаются художественные проблемы, когда в едином пространстве сталкиваются задачи-антагонисты.

Интенсификация городской активности, повышение плотности и разнообразия нагрузок на среду ведут к увеличению такого рода ситуаций. Причем в этом случае формирование проектного ответа на функциональные задачи многократно осложняется необходимостью постоянного пересмотра традиций архитектурного мышления из-за перемен в образе жизни города.

Рассмотрим особенности этих явлений на примере самого острого противоречия большинства форм городской среды — между транспортным и пешеходным движением.