Реконструируемые пространства

798
здание Сената
здание Сената

В реконструируемых пространствах специфика реализации проектного замысла определяется соотношением старого и нового в начале и конце работ, поскольку здесь сохраняемая часть сразу включается в новую композиционную структуру.

В г. Владимире на Театральной площади первым в цепи работ стало сооружение театра, безраздельно концентрирующего — вместе с историческими зданиями ансамбля — внимание зрителя. Реконструкция площади продолжается и сейчас, но ее композиционное построение настолько наглядно, что строительные заборы не беспокоят взгляд, занимая свое скромное место среди фоновых элементов пространства, а временные декоративно-художественные установки широко используются для экранирования невыгодных секторов обзора.


Театральная площадь г. Владимира с ее большими объемами нового строительства символизирует тот тип реконструкции, когда из-за утраты или невозможности сохранения цельности среды допустим свободный поиск архитектурных решений, соединяющих старые и новые элементы в любых «уважительных» друг для друга сочетаниях. Реконструкция этого типа, если позволяет количество и качество сохраняемых решений, может модернизировать систему акцентов и доминант по частям, постепенно вводя в композицию новые компоненты.

Характерный пример — площадь Никитских ворот в Москве, фрагмент знаменитого Бульварного кольца, арена боев московского пролетариата в 1905 и 1917 годах, церковь Большого Вознесения, где венчался А.С. Пушкин. И одновременно сложная транспортная развязка в границах исторического ядра, место скопления разнообразнейших интересов горожан. Дошедшая до нас застройка середины прошлого века сильно обветшала, мешала движению. Переделка площади началась со сноса части старых зданий, расширения проезжей части и тротуаров . При этом «вышли» на площадь заслоненные раньше памятники архитектуры, изменился пространства — оно стало просторнее, современнее. Появившиеся здесь новые здания рассчитаны на эту свободу, оттеняя крупностью членений достоинства любовно охраняемых исторических зданий и деталей площади. Площадь продолжает реконструироваться, являя собой образец организации новой композиции на «скрытых» законах сочетания старого и нового.

Другой тип реконструкции допускает применение выборочного архитектурного, стилистического или масштабного контраста при условии общего согласования облика за счет частичной модернизации сложившейся композиционной схемы с привнесением в новые объекты отдельных черт исторической застройки — размеров, характера членений и т.п. Диапазон такого рода решений весьма велик: от пешеходной зоны на Арбате в Москве, где к нашему времени относятся только благоустройство и средства визуальной информации, до Дома Советов в Ярославле, конфигурацией плана, тектоническим строем, масштабом органично вписавшегося в систему сохранившейся исторической застройки.

Наиболее ясен по целям реконструктивного подхода третий тип — заповедные территории, на которых допустимы только восстановление и консервация исторической застройки с частичной или полной заменой функции «за старыми фасадами», когда появление новых объектов возможно только в крайнем случае при соблюдении ряда архитектурных ограничений, как это сделано при регенерации кварталов старого Тбилиси , реставрации Суздальских ансамблей. Здесь восстановление облика охватывает не отдельные объекты, а среду в целом, т.е. комплексные, дифференцированные пространства, и связано с обогащением, трансформацией их функций. Для этого, отселяя несвойственные новому назначению объекты, прокладывают по внутриквартальным территориям пешеходные дублеры уличных тротуаров, перекрывают дворы для организации зальных пространств.

В пространствах, преображенных разного рода перестройками, для исправления положения используются следующие приемы:

• выявление системы архитектурных ориентиров, восстановление предпочтительных визуальных связей с подчеркиванием отдельных направлений архитектурными средствами и благоустройством, снос сооружений, закрывающих видовые точки, и т.п.;

• регенерация исчезнувших или искаженных элементов среды, восстановление характерных приемов застройки (исторических красных линий, квартальной планировки, регламентированной этажности);

• согласование «облика новой застройки с характером среды за счет имитации отдельных деталей, декоративных фасадов, скрытое расположение новых объектов, экранирование неблагоприятных видов и панорам;

• изменение облика сооружений, чуждых среде, наложение на фасады новых членений, декоративных элементов, корректировка силуэта высотных объектов.

И в зонах реставрации, и в зонах «свободного поиска» следует активно использовать городское оборудование и дизайнерские элементы, компоненты городского ландшафта. Обладая известной независимостью декоративно-пластических решений от исторически детерминированных форм архитектуры, они придают реконструируемым районам единый и современный характер .

Для обживаемых пространств с их функциональной бедностью, недостатком декоративно-информационных элементов главный фактор развития — стремление приблизиться к представлениям об идеале городской среды. Отсутствие «вторичных» форм среды — ярких реклам, ухоженных газонов, маркиз на окнах магазинов — вызывает у горожанина чувство неуютности, желание довести среду до всесторонне комфортного состояния, воплощенного в образе центральных районов крупных городов, где все эти дополнения к застройке делают жизнь нарядной и удобной.

Существует известная трудность в определении этого уровня развития городского интерьера. Многие объекты, обладающие на первый взгляд развитой системой обустройства, десятилетиями сохраняющие свою пространственную структуру, все-таки кажутся незавершенными. Например, непомерно большой площади Гагарина в Москве явно не хватает многих элементов, которые могли бы усовершенствовать функционально-пространственную основу: надземных пешеходных переходов, рекламных и информационных установок нужного масштаба, благоустроенных площадок отдыха, павильонов сопутствующего обслуживания, наконец, сети монументально-декоративных произведений, дополняющих главный монумент — памятник покорителям космоса. Другими словами, на определенных этапах площадь может активно реформироваться «малой кровью», без возведения больших сооружений. Потому что критерием завершенности городского интерьера выступает не длительность его существования, а соответствие по масштабу и насыщенности деталей, четкости восприятия композиции всему комплексу потребностей пользующегося этим интерьером населения.

Некоторые пути обживания, художественной адаптации городских пространств можно проследить на предложениях дипломного проекта, анализирующего возможности развития самого трудного в этом отношении объекта — жилой среды города .

В работе рассмотрена типичная для крупного города ситуация, где система жилых дворов в районе ул. Васнецова в Москве объединяет характерные пространства трех типов: