Русские каменные жилые дома

Ярко выраженный хоромный принцип строительства проявился в деревянном дворце в селе Коломенском, построенном в 1667—1668 гг. С. Петровым и И. Михайловым, частично перестроенном в 1681 г. С. Дементьевым и состоявшем из семи связанных переходами хором. Поставленные на подклет хоромы имели два й три этажа; верхний этаж, каркасный, служил летним помещением. Хоромы царя были трехчастными и сени с крыльцом делили его на жилую и парадную половины. Остальные хоромы не имели парадной половины, и композиция их была проще. Фасады части хором были обшиты тесом в подражание гладким каменным стенам и расчленены междуэтажными поясками. Окна второго этажа имели резные наличники с разорванными фронтончиками. Нарядность здания усиливалась раскраской резных деталей и крыш, имевших шатровую, бочечную и «кубоватую» форму. Дворец был окружен каменной оградой и был видим по частям, что создавало ряд сменяющихся картин, где значение центра композиции приобретали то башня на стыке хором царевича и царя, то красное крыльцо, то хоромы царицы, то первые хоромы средних царевен. Единство впечатления было обусловлено одинаковой композицией фасадов всех частей с подклетом имеющим волоковые окна, вторым этажом с рядом больших окон и легкой каркасной стенкой третьего этажа.


В это же время строились простые и единые по плану и объему дворцы. Таковы каменные дворцы царя и царицы в Саввином-Сторожевском монастыре начала 1650-х гг., прямоугольные в плане, с анфиладами небольших комнат и «чертоги» в Троице-Сергиевой лавре конца XVII в. с четким ритмом парных окон и групп изразцов над простенками. Таков и деревянный на каменном подклете с гульбищем на всю длину царский Воробьевский дворец. Ось симметрии этого 180-метрового фасада подчеркнута выступом средней части и ведущей к ней широкой открытой лестницей. Построенный в 1697—1698 гг. «каменного дела художником» Д. Аксамитовым Лефортовский дворец в Москве был также симметричным с расположенными на главной оси наиболее крупным помещением и главным входом через лоджию-аркаду нижнего этажа. Дворец казался группой из пяти поставленных рядом объемов со своей крышей каждый, но симметрия, ради которой зодчий сделал двое сеней, наличие больших парадных помещений и характер деталей делают его предшественником дворцовых построек XVIII в..

Помимо жилых зданий от XVII в. сохранились и здания административного назначения, нередко схожие с жилыми домами, особенно воеводские дома, служившие и жилищем воеводы. Таков воеводский дом в Соликамске, трехэтажный, трехчастный в плане, утративший наружные крыльца, но сохранивший убранство фасадов. Сходство с жилыми домами имели и приказы в Московском Кремле. Судя по планам XVIII в. и гравюре Пикара начала XVIII в., это были двухэтажные на подклете здания, поставленные рядом, но имевшие каждое свою четырехскатную крышу и открытое крыльцо. Таким же изображено и здание одного из приказов на чертеже конца XVII в., подписанном архитектором Григорием Устиновым. Иной характер имело здание Земского приказа на Красной площади, построенное в последние годы XVII в. П-образное в плане двухэтажное здание было обращено главным трехэтажным с башенкой фасадом в сторону Монетного двора и проезда к Воскресенским воротам. Симметрия здания, четкий ритм окон с разорванными и лучковыми фронтонами и колонны большого ордера, объединяющие первые два этажа, придавали зданию строгость, отличающую его от жилых построек. Примером административного здания меньших размеров может быть съезжая палата московской Кадашевской слободы с внутренней лестницей, связывающей все три этажа, — подклет с двумя обширными помещениями и сенями, первый этаж с одностолпной палатой и примыкавшими к ней комнатами и верхний этаж со средним коридором.

Развитие торговли и промышленности вызвало необходимость постройки зданий складов и гостиных дворов. Первые нередко были деревянными, как соляные амбары близ Усолья конца XVII в., а вторые были схожи с восточными караван- сараями: прямоугольные в плане с большим внутренним двором и расположенными по периметру двухэтажными торговыми помещениями, на углах стояли круглые башни, а на середине одной из сторон — въездная башня. Таков был новый гостиный двор в Москве в Китай-городе, построенный в 1661 —1665 гг. зодчими А. Корольковым и Д. и JI. Костоусовыми, и Меновой двор в Тобольске рубежа XVII и XVIII вв. Самый большой гостиный двор в Архангельске, частью сохранившийся, был построен в основном московским зодчим Д. Старцевым в 1668—1684 гг. и состоял из дворов для русских и иностранных купцов и крепости между ними, вмещавшей приказную палату, «важню» и церковь. Крепость имела стены с зубцами и бойницами, а дворы были окружены двухэтажными корпусами со складами внизу и жильем наверху, с галереей-аркадой со двора. Пять круглых башен и квадратная в плане проезжая башня придавали крепостной характер зданию, наружные фасады которого имели в первом этаже маленькие проемы, похожие на бойницы.