Современный «декоративный» дизайн

638

И, разумеется, неоценима роль временных дизайнерских форм для функционально-бытовых нужд города. Переносные уличные ограждения, передвижные торговые точки, убираемые в затоны на зимний период причалы речных трамваев, контейнеры для мусора, заборы стройплощадок, строительные леса, разборные и пневматические игровые аттракционы на площадях и в парках, даже — временные декоративные скульптуры или инсталляции, украшающие узловые точки города — все это как бы ненавязчиво, но весьма эффективно влияет и на масштабность, и на эмоциональный климат, и на композиционные характеристики фрагментов городской среды. Причем и здесь варианты объемно-пространственной организации временных дизайнерских форм не имеют каких-либо жестких предпочтений — они в своих комбинациях следуют или технологическим задачам своего существования, или подвязываются к пространственным характеристикам средовой ситуации, отдавая эстетические и содержательные моменты их облика в распоряжение автора или заказчика.


В заключение обзора следует отметить: он посвящен не конкретике строения или параметров того или иного типа техногенного наполнения городской среды — это относится к компетенции «узких» специалистов, проектирующих эти объекты (аттракционы, монорельсовые дороги, телефоны-автоматы или сады на крышах) . Нами затронуты только аспекты художественно согласованного внедрения этих форм в среду, которые сводятся к рассмотрению их укрупненных функционально-пространственных особенностей, позволяющих потом перейти к разбору композиционных вопросов средофор- мирования .

Зато данные этого обзора доказывают несколько далеко идущих выводов, касающихся тенденций развития городской среды в наше время.

Первый  дает возможность предложить «рабочую» классификацию объектов проектирования в сфере дизайнерского наполнения среды города. Она развивает предложенную в главе 1 (пп.1.3; 1.4) градостроительную классификацию форм городской среды, разделяя общий для рис. 2.3 и табл.1 (глава 2) термин «заполнение» на его конкретные сферы. Те, которые должны составить предмет особого внимания проектировщиков промышленного, средового и графического дизайна как определяющие визуальные черты города ближайших десятилетий.

Вывод второй — архитектурно-пространственные и технические (дизайнерские) компоненты городских образований имеют очень много общих черт. Они складываются в близкие по визуальным параметрам структуры — территориальные, линейные, узловые и единичных «россыпей». Они практически всегда формируются совместно — «пространственные тела» средовых объектов возникают как ответ на действия технических особенностей обслуживающих (или генерирующих) среду технологических, инженерно-дизайнерских или природных систем. Все эти формы и виды систем и подсистем стараются работать совместно как интегральная целостность — вдоль магистрали с ее инженерными сооружениями и дизайнерским оснащением высаживаются деревья, вырастают торгово-общественные центры, узловые транспортно-пересадочные пересечения сращиваются с общественными комплексами, тяготеющими к соседству с садами и парками, и т.д. И везде на базовые функционально-пространственные «основания» накладывается несколько слоев «чистого» городского дизайна — указатели, рекламы, малые формы и т.д.

Т.о. «сращивание», взаимопроникновение, взаимовлияние друг на друга архитектурных, пространственных, инженерно-дизайнерских и природных слагаемых среды — кардинальная тенденция процессов средоформирования в современном городе. Причем реализуется эта тенденция не путем длительных преобразований, происходящих в среде за счет стихийно возникающих и случайно рассасывающихся «проб и ошибок», а практически одномоментно — как следствие относительно продуманных, заранее рассчитанных проектных действий .

И третье — техногенные формы современных средовых систем составляют все большую долю их зрительных конструкций, в ряде случаев перевешивая традиционные архитектурно-строительные впечатления и образы монументально-декоративных и даже ландшафтных включений. Что делает технические решения особой и весьма влиятельной частью нового прочтения концепции синтеза искусств, поскольку признает за этими решениями статус полноценного произведения эстетического творчества.

Больше того — иногда начинает казаться, что каноническая типология форм городской среды — жилые, общественные, производственные и рекреационные (природно-парковые) образования, отраженные в характерном — «пятнами» — зонировании городской территории, уже вчерашний день градостроения. Тогда как накладывающиеся на эту мозаику функциональных зон переплетения дизайнерских инфраструктур — транспортной, инженерной и информационной — день завтрашний, активно кристаллизующийся сегодня в теле «старого» города . И с этой точки зрения проблематика дизайна среды все больше и больше переходит в плоскость работы с пространствами интегрально инфраструктурными, которые — если всмотреться — и определяют облик города будущего.

Толкование комплекса слагаемых городской среды как композиционно связаной системы разнородных по происхождению и сути объективно существующих материально-физических средств формирования и наполнения пространства опирается на три позиции, позволяющие применять и к архитектурным, и к дизайнерским компонентам среды близкие по смыслу проектные действия (см. прим.  на стр. 98):

— единая объемно-пространственная природа всех реально используемых компонентов воплощенного проектного замысла;

— по преимуществу зрительный тип восприятия этих воплощений, переводящий большинство реакций потребителя на средовой объект в «эстетику визуальных отношений»;

— способность человека преобразовать ощущения от его прагматических связей с окружением на язык эстетики; более того, сделать эстетическое символом оценки утилитарного качества средового объекта.