Строительство общественных и административных зданий в Петербурге

Одно из крупных общественных сооружений столицы — здание Кунсткамеры — центра русской науки петровского времени, поставленное на парадном участке набережной Васильевского острова. Строилось оно с 1718 по 1734 г. арх. И. Маттарнови, Н. Гербелем, Г. Киавери и М. Земцовым. Возведение Кунсткамеры было продолжением застройки берегов Невы, начатой сооружением Петропавловского собора и Адмиралтейства. Высотные композиции в центре города — Адмиралтейство и Кунсткамера, стали взаимосвязанными опорными сооружениями на Неве. Олицетворявшие Флот и Науку, они служили парадными пропилеями столицы при въезде в нее с моря.


План Кунсткамеры прост. К центральному помещению симметрично справа и слева примыкают боковые корпуса. В боковых корпусах находились библиотека, выставочный зал и в противоположных отдаленных концах — научные кабинеты. Центральный восьмигранный объем Кунсткамеры— это ярусная башенная композиция, означавшая новый шаг в развитии типа общественного здания в русской архитектуре, хотя и сходная с башенными общественными сооружениями предшествующего времени.

Обработка фасадов башни проста и характерна для архитектуры первых сооружений Петербурга. Фасад здания на всю высоту членится пилястрами, которые в нижнем ярусе башни обработаны рустами. Первоначально помещения научных кабинетов выделялись на фасаде типичными для своего времени фигурными барочными фронтонами. В общей композиции представительного сооружения, в его симметричных фасадах четко выявлена функциональная целесообразность планового решения здания. Важнейшей частью его была обсерватория, которая располагалась в центральной башенной части сооружения.

Здание расположено рядом с Кунсткамерой торцом к набережной Невы и ограничивает собой большую площадь на стрелке Васильевского острова, которая первоначально планировалась как центральная площадь города. Здание большой протяженности состоит из 12 повторяющихся одинаковых по планировке секций — коллегий. Каждая из секций перекрыта самостоятельной кровлей с фигурным фронтоном в центре.

Такое построение допускало дальнейшее наращивание цепи равнозначных звеньев композиции сооружения.

Фасады здания коллегий, отвечая построению плана, членятся входными выступами каждой из секций. Благодаря стандартному элементу входного выступа, многократно повторяемому, создается композиционный мотив протяженного здания, расчлененного пилястрами. Первый этаж здания имеет рустовку, свойственную сооружениям петровского времени.

В здании коллегий удачно применено в новых исторических условиях традиционное построение плана, основанное на композиционных приемах древнерусских приказов. Система простых пилястр-антов — ведущий ордерный мотив фасада здания, ритмически согласованный с объемными членениями его звеньев — коллегий. Ордерное членение фасада с сильно выступающими базами пилястр и их раскрепованным завершением подчеркивает представительность фасада. Строгость тектонической логики ордерных форм здания Двенадцати коллегий, как и здания Кунсткамеры, сочетается с барочной пластичностью фасада.

Крупнейшим монументальным культовым сооружением Петербурга петровского времени был Петропавловский , построенный арх. Д. в 1712—1733 гг. в Петропавловской крепости — первоначальном ядре города. Общая объемно-пространственная композиция сооружения определялась его функциональным назначением и местом расположения — собор находился на острове среди низких берегов полноводной Невы. Собор имеет трехнефный базиликальный план и простые объемные формы с куполом над предалтарной частью. Особенность сооружения— высокая четырехъярусная колокольня, возвышающаяся над западной частью собора, завершенная высоким позолоченным шпилем.

Конструкция этого шпиля, первоначально деревянная, — результат решения сложной инженерной задачи. В колокольне воплотилась идея создания в новой столице своеобразного триумфального столпа, подобного колокольне Ивана Великого.

Петропавловский собор стал как бы символом утверждения петровских преобразований. В отличие от колокольни тип Петропавловского собора, трехнефной базилики, чуждой русским традициям и формам культа, в дальнейшем не получил развития. Уже возведение петербургской церкви Симеона и Анны означало возврат к старому типу церкви с трапезной и колокольней с запада, а в церквах Петергофского и Большого царскосельского дворцов Растрелли применил свойственную XVII в. схему бесстолпной пятиглавой церкви с сомкнутым сводом. Церкви больших размеров — пример того, как по-новому трактовался еще более древний тип четырехстолпной пятиглавой крестовокупольной церкви.