Хотя индустриальная революция оставила глубокие следы на европейском ландшафте и отразилась на облике городов, лишь в немногих странах основным потребителем рабочей силы была промышленность. Такова была ситуация в Англии, начиная с 1821 года, в Бельгии после 1880 и в Швейцарии после 1888 года, зато в Германии промышленность, включая строительную и добывающую, не являлась крупнейшим (по показателям занятости населения) сектором экономики до 1907 года. Во многих странах, таких как Албания, Дания, Финляндия, Греция, Нидерланды, Норвегия, Испания, Югославия, промышленность так и не стала ведущим сектором экономики. Несмотря на то, что девятнадцатый век нередко называют веком индустриализации, в полной мере промышленность достигла расцвета только в двадцатом веке. Если не считать Англии, где доля населения, занятого в промышленности, достигла наивысшего уровня перед Первой мировой войной (52% всей рабочей силы в 1911 году), то большинство европейских стран вышли на пик промышленного развития лишь после Второй мировой войны, между серединой 1960-х (Нидерланды и Швеция, более 40% в обеих странах) и серединой 1980-х годов (37% в Португалии в 1982 году и 46% в Болгарии в 1987 году). Хотя общая направленность миграции населения из сельской местности в города имела место, во многих странах Европы еще долгое время сохранялось преобладание сельского хозяйства. Вскоре после окончания Второй мировой войны во многих странах — в Албании, Болгарии, Венгрии, Греции, Испании Латвии, Литве, Польше, Румынии, Советском Союзе, Финляндии, Эстонии и Югославии большая часть трудоспособного населения по-прежнему оставалась в аграрном секторе. В Португалии, Италии и Ирландии в аграрном секторе трудилась почти половина рабочей силы, а в Австрии, Чехословакии, Франции и Норвегии этот показатель все еще составлял больше одной третьей части.

По данным на 2000 год, половина населения земного шара проживает в городах. В крупных регионах Европы так обстоят дела намного дольше. Многие европейцы жили и продолжают жить в относительно небольших городах, многие из которых расположены на небольшом расстоянии от соседних городов. Помимо немногих действительно крупных городов (прежде всего это Стамбул, Москва, Лондон и Париж), в Европе мегаполисов нет, во всяком случае, таких, которые могли бы равняться с городами-гигантами Азии и Южной Америки.

Процесс урбанизации в Европе проходил неравномерно. Все города различаются размерами, географическим положением, климатическими условиями, особенностями населения и экономики. Различия бывают очевидны даже тогда, когда города разделяет небольшое расстояние. Роттердам не похож на Гаагу, Гент — на Брюгге, Франкфурт — на Мангейм, Вена — на Братиславу. Тем не менее, с конца девятнадцатого века в различных городах наблюдаются сходные процессы, такие, например, как возникновение новых районов вокруг исторических центров, что во многих случаях влечет за собой уничтожение защитных валов и городских стен. Освобождавшееся пространство использовалось для строительства не только новых зданий, но и кольцевых автодорог, объездных путей, что было составной частью программ реконструкции и расширения транспортных сетей. Для этого опять-таки требовалось сносить дома в центральных районах городов, чтобы освобождать пространство для строительства новых трасс или для расширения существующих.

You may also like

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Продолжение