В фокусе внимания

790

В 1990-е годы особое внимание привлекала архитектурная культура трех стран — Испании, Швейцарии и Нидерландов. Испания избавилась от военной диктатуры и, начиная с 1986 года, при финансовой поддержке Европейского экономического сообщества, принялась завоевывать мир богатой палитрой архитектурных стилей, в которых присутствует общая тема: контекстуальные основания города и ландшафта. Эта тема объединяет совершенно разные в прочих отношениях произведения Рафаэля Монео, Хуана Наварро Бальдевега, Энрика Миральеса, Антонио Ортиса и АМП. В архитектуре Португалии (эта страна присоединилась к Европейскому Союзу в то же время, что и Испания) прослеживаются некоторые сходные тенденции. В начале 1990-х годов на международную авансцену вышли Швейцария и Нидерланды. Эти страны, подобно Испании, получили преимущество благодаря сочетанию экономического роста, большого спроса на новые постройки и культурного климата, благоприятствовавшего экспериментаторству и инновациям. В архитектурном развитии Швейцарии и Нидерландов существует бросающаяся в глаза преемственность с модернистской традицией. Среди ее характерных черт — минимализм форм и пристрастие к простой геометрии так называемой «швейцарской коробки», что заметно в работах таких выдающихся мастеров, как Херцог и де Мейрон, Гигон/Гойер, Динер и Динер, Петер Цумтор, Марсель Мейи/ Маркус Петер, Петер Маркли, Моргер и Дегело. Еще одна форма преемственности заключалась в принципе «концепция после программы», что является вариацией на тему «форма после функции». В радикальном выражении она отразилась в творчестве Рема Кулхааса, Нётелингс Ридейкс, МВРДВ, НЛ Арки текгс и SeARCH Бьярне Мастенбрука. В наглядном виде эта программа предстаетна схеме, где постройка следует за планом так же прямо, как, согласно взглядам функционалистов межвоенной эпохи, форма следовала из функции.


В Нидерландах концептуальная архитектура, которую иногда называют «супердатч», пришла на смену недолго просуществовавшему неомодернизму (его лидерами были компании ОМА, Меканоо и ДКВ), голландскому ответу на вызов международного постмодернизма 1980-х годов, и вновь продемонстрировала преемственность с традицией модерна. В Швейцарии также оставался в русле традиций модернизма.