Здание почтамта

922

почтамта отличается удачной планировкой, соответствующей сложным функциям «почтового стана», и строгим, монументальным внешним обликом. В фасадах почтамта, как и в общем построении его композиции с замкнутым внутренним двором, применена традиционная схема делового здания, переработанная в духе классицизма конца XVIII в. Объединяющие второй и третий этажи дорические портики на фасадах возвышаются над рустованными аркадами цокольного этажа, предназначенного для подсобных помещений, в том числе и обширных конюшен и сараев для почтовых карет.


Новым зданием общественного назначения была также публичная библиотека им. Салтыкова-Щедрина, построенная арх. Е. Т. Соколовым.

Егор Тимофеевич Соколов был опытным строителем-практиком, принимавшим непосредственное участие в строительстве здания Академии художеств, дворца в Пелле и Михайловского замка. Самая крупная самостоятельная работа Соколова — старое здание публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина.

Зодчий удачно расположил здание на пересечении двух центральных городских магистралей — Невского проспекта и Садовой улицы. Он соединил два простых и строгих симметричных библиотечных корпуса, поставленных под углом, вестибюлем со стороны двора и овальным читальным залом с фасадом, обработанным ионическими полуколоннами. Построенное на одном из главных перекрестков Невского проспекта здание библиотеки органично вошло в его ансамбль.

В градостроительстве Петербурга и Москвы конца XVIII — начала XIX в. намечаются некоторые изменения, в связи с постройкой новых крупных общественных зданий, таких, например, как Адмиралтейство Захарова, Казанский Воронихина, Биржа Томона в Петербурге или Госпиталь Еготова в Москве, трактующихся теперь как главные части целостных архитектурных ансамблей.

Подготовка к реконструкции центра Москвы обусловила появление новых требований к архитектуре общественных зданий. В проекте перестройки Кремля Казакова воплотилась градостроительная концепция плана 1775 г.

Казаков предполагал осуществить строительство крупного городского ансамбля, в котором новые сооружения Кремля в совокупности с группой древних зданий образовывали бы органичный ансамбль. Связующими элементами уравновешенной, регулярной в целом композиции нового ансамбля должны были стать четкие объемы монументальных дворцовых и общественных зданий, характерных для русского классицизма конца XVIII столетия. В 1796 г. комиссию строения Петербурга и Москвы упразднили. Вместе с тем прекратились и работы по составлению генерального плана Москвы. Несмотря на то что проектные замыслы, намеченные в планах Москвы, в своем большинстве остались нереализованными, их значение для строительства города было велико. Снимая планы Москвы, архитекторы и инженеры рассматривали их как исходный документ для дальнейшей застройки города и его благоустройства.

В начале 1800-х гг. под руководством Казакова составлялся «фасадический» план Москвы, зафиксировавший облик города, созданного во второй половине XVIII в. московскими зодчими.

Попытки осуществления новых утилитарных и градостроительных задач нашли свое выражение уже в постройках на рубеже XVIII—XIX вв., таких, например, как здание Военного госпиталя в Лефортове. Это старейшее лечебное заведение в России построено на левом берегу Яузы арх. И. В. Еготовым в 1798—1802 гг..

Иван Васильевич Еготов с 1773 г. учился в «архитектурной команде» Баженова, с 1775 г. — у Казакова, где проявил блестящие способности и стал одним из его любимейших учеников. С 1788 г. участвовал в восстановлении и строительстве сооружений Московского Кремля. Помимо своего лучшего произведения— Военного госпиталя — Еготов в 1806— 1810 гг. построил в Москве здание Оружейной палаты на Сенатской площади, усадьбу Дурасова в Люблине под Москвой ; парковые сооружения в Царицине и некоторые другие сооружения. С 1803 г. Еготов — главный директор Кремлевской чертежной экспедиции.

Еготовым возведен главный корпус госпиталя, выходящий на Госпитальную улицу, состоящий из трехэтажной центральной части и двухэтажных боковых частей, соединенных переходами. Этот корпус объединил существовавшие ранее шесть разрозненных зданий в единое сооружение, ось симметрии которого стала одновременно и осью всей группы зданий. Между сооружением Еготова и построенными ранее корпусами были разрывы. Замкнутую в плане форму госпиталь получил при последующих перестройках. Здание госпиталя выделялось в застройке значительного пространства города высотой и массивностью своего объема. Мощь центрального портика со сдвоенными колоннами коринфского ордера подчеркивалась меньшими по размерам ионическими портиками боковых крыльев и миниатюрными колонками наличников окон. Плоскостно трактованные фасады, огромные глади стен противопоставлялись пластическому богатству портиков. Двухцветная окраска здания с белыми колоннами, пилястрами, антаблементом и скульптурными деталями, рельефно выступающими на темном фоне по всему фасаду, усиливала пластическую выразительность и единство всей протяженной плоскости фасада.