Золотые ворота

4

играли большую роль в истории города. Они упоминаются в летописях, в колядках и песнях, о них сложены легенды, например «Михайлик и ». В народном фольклоре ворота осмысливались как небесные врата, ибо солнце каждое утро всходило через них, поднимаясь вверх, вступало «в небесный град», что означало для города спасение от тьмы и смерти. Вот почему вождь Освободительной войны 1648-1654 годов Богдан Хмельницкий въехал в Киев через и как триумфатор и как спаситель народа. Недаром все, кто стремился захватить Киев, хотели «постучать мечом» в .


Анализ планово-пространственной структуры Золотых ворот показывает, что их архитектура и конструктивные особенности обусловлены прежде всего идейными соображениями. Размеры их первого яруса должны были быть такими, чтобы на нем могла стоять церковь, значение которой прекрасно раскрыто в «Слове о законе и благодати» друга и советника Ярослава Мудрого, будущего митрополита Киевской Руси Иллариона.

Можно предположить, что «Слово» было произнесено на торжествах по случаю завершения строительных работ по возведению городских укреплений и Софийского собора. Обращаясь к памяти покойного Владимира, Илларион говорит о делах и свершениях его наследника, Ярослава Мудрого, который «славный град твой Киев величеством, яко венцем, обложил, предал люди твоя и град тзой святый, всеславный, скорий на помощь Христианом, святий богородици, ей же и церковь на великых вратах создав во имя первого господского праздника святого благовещения. Да ежа целование архангел даст Девици, буде и граду сему» (Киеву. — Г. Л.) Тем самым эти слова как бы переадресовывались городу.

Золотые ворота не просто оборонное . Ширина их проезда (7,65 м) равна ширине главного нефа Софийского собора, или одной четверти стофутового сакраментального размера — размера длинной стороны целлы Парфенона или диаметра купола Софии Константинопольской. Высота свода проезда ворот также соотнесена с размерами высоты главного нефа Софийского собора в Киеве. Следовательно, можно предположить, что в градостроительном замысле Золотые ворота составляли единую идейнообразную композицию с архитектурой собора и патрональных монастырей Георгия и Ирины.

Ворота как военное сооружение в прошлом также играли большую роль и не раз упоминаются в летописях. Еще в XI веке они были укреплены внутри дополнительными под-пружными арками, опирающимися на пилястры, остатки которых видны и сейчас. Золотые ворота представляли собой башню, прямоугольную в плане, длинной стороной ориентированную по оси проезда; на ее втором ярусе была расположена надвратная церковь. (Такой тип надвратной церкви был очень распространен в X-XII вв.) Они были возведены из большеформатных плоских кирпичей (плинфы) и камня на розовом известковом растворе.

Кирпичная кладка была выполнена особым способом: один ряд плинфы для лучшей перевязи утоплен на небольшую глубину по сравнению со смежными рядами, а широкая полоса между выступающими кирпичами затерта раствором. По окончании строительства стены были оштукатурены. Фасады ворот оживляли лопатки и глухие декоративные двухуступчатые полуциркульные ниши, что придавало им нарядность.

В каком состоянии находились Золотые ворота после татаро-монгольского нашествия — неизвестно. Если они и пострадали в 1240 году, то, вероятно, не очень сильно, так как функционировали как проезжие ворота до середины XVII века; что же касается церкви над воротами, то ее уже в это время не было.
В 1750 году в целях сохранения Золотые ворота были засыпаны землей; в 1832 году их раскопал киевский археолог К. А. Лохвицкий, и в 1837-1838 годах они были укреплены. Во время перепланировки Киева в середине XIX века в целях смягчения уклонов была произведена срезка грунта на смежных с Золотыми воротами улицах, благодаря чему они оказались на 3 м выше уровня улицы Ярославов вал и с тех пор находятся как бы на возвышении.